Варфоломеевская ночь "кыргызского правосудия"

добавлен 26 октября 2022 18:55
просмотров 440

 

 

25 октября 2022 г. в 3 часа 22 минуты ночи в Первомайском районном суде г. Бишкек под председательством судьи Турдукулова Тилека Ураимжановича было рассмотрено ходатайство следователя  о признании законным и обоснованным задержания Карасартовой Р. Р. и избрании меры пресечения в виде заключения под стражу до 20 декабря 2022 г.

Следственный судья объявил судебное заседание открытым и заявил: «Рассматривается ходатайство следователя Джапекова  У. о признании законным и обоснованным  задержание подозреваемой Карасартовой Р. и применении меры пресечения в виде заключения под стражу до 20 декабря 2022 г. Кто явился в зал суда?»

«Уважаемый суд, в зал заседания явились следователь Этикулов, прокурор Тилекеева, адвокаты Сыдыков А., Ашимбаев Р. и сама Карасартова Р. Р.»,-доложила секретарь судебного заседания.

 Отводов никто не заявил. Адвокат просил запустить на процесс людей, как так данное заседание открытое, но возле кабинета судьи выстроились сотрудники милиции, которые не впускают никого в зал. Судья ответил, что процесс открытый, на который обязательно попадут представители прессы, но к этому вопросу вернуться чуть позже. Была установлена личность Карасартовой Р. Р., разъяснены права и обязанности. Адвокат ходатайствовал о присутствии на заседании представителей  прессы, а также о ведении фото и видео фиксации. Ходатайство было удовлетворено. Адвокат просил приобщить к материалам дела свидетельство о рождении несовершеннолетнего ребенка, свидетельство о смерти супруга Карасартовой Р. и справку с места жительства. Документы были приобщены.

Следователь зачитал ходатайство о применении в отношении Карасартовой Р. Р. меру пресечения в виде заключения под стражу сроком до 20 декабря 2022 г.

Далее защитник сказал, что  не получал постановление о возбуждении уголовного дела. Судья просил помощника принести постановление, которое находится у него.

 В ходе заседания между участниками процесса завязался разговор. Следователь сказал, что в данном случае просит заключение под стражу, так как на воле Карасартова Р. Р. может препятствовать следствию и проводить встречи.  Адвокат просил показать доказательства вины его подзащитной. Ему ответили, что все доказательства он  увидит во время следствия. Адвокат просил ответить, как они поступят с сыном Карасартовой Р. Р.  Кто будет за ним присматривать, ведь органы опеки не уведомлены? Следователь ответил, что все эти вопросы решены. Защитник спросил, в какое время и где была задержана Карасартова Р. Р. Следователь ответил, что не знает. Адвокат сказал: «Вы сказали, что основанием для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу является информация о том, что они будут собираться. Есть ли закон, запрещающий гражданам собираться?» Ответ: «Нет, такого закона нет». Адвокат сказал, что не поддерживает ходатайство. Карасартова Р. Р. закон не нарушала, она лишь высказывала свое мнение. Был проведен обыск. В доме не было найдено оружие или другие запрещенные предметы. Были изъяты лишь ноутбуки, флешки и планшет. Данное уголовное дело возбуждено незаконно. В УПК КР есть меры пресечения как домашний арест или подписка о невыезде. Карасартова Р. Р. никуда не сбежит, следствию мешать не будет.

«Вы находились во время задержания?»,-спросил судья.  «Да, но само задержание является незаконным. Во время обыска не было найдено незаконных предметов. Мы не получили постановление о возбуждении уголовного дела. Обыск шел до 10:30. Нас просили проехать в Свердловское РУВД, там допросили в качестве свидетеля. В постановлении о задержании временем задержания указано 14:00, фактически в РОВД мы вошли в 11:06. Время указано неверно.  Руководитель следственной группы не подходил. Мы его не видели. Получается и Райымбеков здесь не причем. Личность подзащитной установлена, у нее есть постоянное местожительство, она гражданский активист, ее все знают. У нее есть несовершеннолетний ребенок, которого она воспитывает одна.  Тут есть еще  нарушение со стороны  суда.  Часть 5 статьи 106 УПК КР гласит, что  постановление о возбуждении ходатайства о применении меры пресечения подлежит рассмотрению следственным судьей с участием обвиняемого, прокурора, адвоката по месту производства следствия либо месту задержания обвиняемого в течение 5 часов с момента представления материалов в суд. Материалы поступили в суд в 19:00, сейчас 03 часа 50 минут. Прошло более 5 часов. Прошу признать  задержание незаконным, избрать меру пресечения кроме взятия под стражу.  Согласно докладам Омбудсмена и НЦПП места заключения под стражей не соответствуют минимальным стандартам. Содержание в них оценивается, как унижающее человеческое достоинство и жестокое обращение.  В соответствии с международным  законодательством женщина должна находиться под надзором женщин. В изоляторах временного содержания работают мужчины. Отсутствует медицинское обслуживание. ООН рекомендовал не применять в отношении женщин заключение под стражу.

«Я правозащитница. Я защищаю право на свободу слова, право на информацию, право на объединение и проведение митингов, гарантированное Конституцией  Кыргызской Республики. Мои дети выезжают в регионы. Дочь  в Нарыне,  старший сын собирается выезжать в Баткен. Что будет с моим несовершеннолетним сыном? Прокурор говорит, что все законно. Тогда идите ко мне домой и присмотрите за моим сыном. Вы закрыли даже водителя Жээнбекова, всех закрыли.  Если бы были какие-то незаконные действия, мы бы сами их остановили. Мы столько лет в политике. Мы все делали в рамках закона. Мы хотели решить вопрос  не на митингах, а через переговоры в Жогорку Кенеше КР.  Все наши действия были в рамках закона.  Если решите меня закрыть, определите, где будет содержаться мой ребенок»,-сказала Карасартова Р. Р.

Судья удалился в совещательную комнату.

Постановлением суда действия следователя были признаны законными и обоснованными. Ходатайство о содержании под стражей до 20 декабря было удовлетворено.

 P.S. Родственники задержанных пришли в суд в  17:15 часов, зная о том, что после окончания рабочего времени их не пропустят через КПП. Но даже в рабочее время наша доблестная милиция никого не запустила, ссылаясь на то, что материалы дела в суд не поступили.  Сказали, что после поступления материалов они  по согласованию  с судьей, пропустят в суд. После этого всех в грубой форме вытолкнули на улицу.  Наш наблюдатель и сестра Карасартовой Р.Р.  попали в суд после того как обратились к  председателю суда Калыбаеву А.Ж.  Однако, препятствия на этом не закончились. Внутри здания выстроились сотрудники милиции, более 20 человек, которые огородили вход к залу судебного заседания. Они ПРЕПЯТСТВОВАЛИ присутствию СМИ на судебных процессах. Никого не пропускали.  
Видя это, перед началом судебного заседания Карасартовой Р.Р., наш представитель обратилась к судье, чтоб он впустил их на процесс. Судья дал разрешение,  и они зашли в зал судебного заседания. Но один из оперативных  работников начал применять силу и выталкивать их из зала.  Сотрудники милиции поддержали  эти грубые действия и начали указывать, чтобы наблюдатель и сестра, отошли подальше от зала заседания. Оказывалось давление. Только после того как адвокат вышел и сказал что судебное заседание открытое и никто не имеет право их выгонять, они зашли. Пресс-релиз, который дал аппарат Первомайского районного суда г. Бишкек, о том, что все процессы по рассмотрению меры пресечения задержанных лиц были открытыми, якобы родственники периодически заходили и общались с задержанными полный абсурд.  Даже адвокатам до процесса не разрешали видеться  с подзащитными.
 
Варфоломеевская ночь до 06:00 утра показала, что у судей отсутствует независимость, за эту ночь подстражу были взяты около двадцати человек, которые создали комитет по защите Кемпир-Абадского водохранилища. Ни одно ходатайство следователя о заключении под стражу не осталось без удовлетворения. Материалы дела рассматривались  с глубокой ночи до раннего утра, несмотря на то, что была возможность рассмотреть дело днем 25 октября, так как время в 48 часов это позволяло сделать. Но следователи специально принесли материалы дела к концу рабочего дня, чтобы процессы проходили ночью. И пресс релиз об открытости судебных заседаний НЕ СООТВЕТСТВУЕТ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ. Или председатель Первомайского районного суда Калыбаев Алмаз Жээнкулович не знает, что творится в его суде?
На протяжении долгих лет  мы говорим о необходимости независимости судей. Но кажется судьям самим эта независимость не нужна.