Аналитика рассмотрения уголовных дел по обвинению в совершении преступления предусмотренного статьей 305 УК КР (часть II)

материал добавлен 2018-10-02 15:36:23
просмотров 191

 

По изученным уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 305 УК КР субъектами этих деяний были в основном работники органов внутренних дел, сотрудники ГСИН,айыл окмоту.

 В ходе судебного заседания и при изучении материалов уголовного дела были выявлены факты нарушения требований уголовно-процессуального законодательства со стороны следственных органов.

Так, уголовное дело рассмотренное Московский районным судом Чуйской области в отношении У.Р.А., обвиняемого в совершении преступления предусмотренного ч.1 ст. 305- 2 УК Кыргызской Республики . УР.А. органами следствия обвиняется в том, работая и.о. главы Целинного айыл окмоту, являясь должностным лицом, в нарушений требований ст. 3 и.1 и 15 З.К.Р. «О пастбищах» (согласно которого пастбища находятся в исключительной собственности Кыргызской Республики. Передача пастбищ в аренду и субаренду запрещается), ст.29 ч 1,3 Земельного кодекса Кыргызской Республики (согласно которого уполномоченный государственный орган и исполнительный орган местного самоуправления предоставляют земельный участок в собственность или в пользование путем продажи на торгах, га исключением случаев, предусмотренных пунктами 5 и 6 настоящей статьи и статьей 32 настоящего Кодекса. Торги по продаже земельного участка в собственность или в пользование проводятся открыто), ст.4 ч.ч.2, 4 названного кодекса, и в нарушении требований п.43 Типового положения «О порядке и условиях возмездного предоставления прав собственности или аренды на хмельные участки, находящиеся в муниципальной собственности» утвержденного постановлением Правительства Кыргызской Республики от 23.09.2011 года за 571 (согласно которого открытые торги по предоставлению прав собственности или аренды на земельные участки проводятся в форме аукционов и конкурсов), без проведения аукциона или конкурса на основании своего распоряжения от 07.09.2015 года за No62 приняла решение о предоставлении М.З. земельного участка расположенного в контуре No873 площадью 7 га, в аренду сроком на 1 год, с указанием категории земель сельскохозяйственного назначения из вида угодий богарной пашни. После в этот же день между и.о. главы Целинного айыл окмоту Р.У. и М.З. заключен договор аренды земельного участка расположенного в контурах NoNo873 и 211 за No1 и установлен размер земельного налога 469 сомов и арендной платы 350 сомов за 1 гектар земельного участка на 1 год.

Однако, согласно сведениям Государственного проектного института по землеустройству «Кыргызгипрозем» от 23.05.2016 года за No197-и общая площадь земельного участка расположенного в контуре No873 Целинного айыл окмоту всего

составляет 0,3 га, которые относятся к землям «пастбища», а в контуре No211 земельного участка всего составляет 132,4 га, которые относятся к видам угодий богарной пашни. Как установлено следствием, данный земельный участок находится далеко от земельного участка расположенного в контуре No 873 и З.М. пользуется землей, которая расположено в контуре No873. Тем самым, Р.У. в грубом нарушении вышеуказанных земельных законодательств Кыргызской Республики были излишне предоставлены З.М. в аренду земельные участки площадью 6,7 га, так как общая площадь земельных участков, расположенные в контуре No873 составляет всего 0,3 га.

В судебном заседании было установлено, что в контуре за No 873 действительно имеется 0,30 га земельного участка, относящегося по категории к пастбищным землям, однако показаниями свидетелей К.А., Р.Р., К.И.М., Д.Ш.О., А.У.А. установлено, что перед тем как предоставить З.М. земельный участок мерою 7,0 га в контуре No 873 все члены комиссии выезжали на вышеуказанный контур, и было указанно, где именно расположен данный земельный участок, и З.М., предоставлен земельный участок мерою 7.0 га в контуре 873 не относящийся по категории пастбищным землям.

Обвинение в отношении У.Р. в том, что она без проведения аукциона или конкурса на основании своего распоряжения от 07.09.2015 года за No62 приняла решение о предоставлении М.З. земельного участка расположенного в контуре No873 площадью 7,0 га, в аренду сроком на 1 год, с указанием категории земель сельскохозяйственного назначения из вида угодий богарной пашни, так же не нашли своего подтверждения в судебном заседании, поскольку предоставленный З.М. земельный участок мерою 7,0 га ошибочно указанная под контуром No 873 не относится к земельным участкам муниципальной собственности.

Так данный земельный участок относится к землям которые находятся в ведении айыл окмоту т.е к землям ФПС (невостребованные земельные участки) которые предоставляются без проведения аукциона и конкурсов поскольку не относится к землям муниципальной собственности. Эти обстоятельства подтверждаются документами, которые были истребованы, а именно ведомостью площадей, контуров земельных угодий фонда перераспределения сельскохозяйственных угодий Целинного айыл окмоту, формой No22. Также ответом на судебное требование управления по землеустройству и регистрации прав на недвижимое имущество, Московского района от 24.11.2016 года в котором указанно, что по инвентаризации земель Целинного айыл окмоту, выполненной проектным институтом «Кыргызгипрозем» в 1994 году земельный участок в контуре No873 относится к пастбищным землям общей площадью 0,3 га земельный участок в контуре No871 относится к пашни общей площадью 8,5 га невостребованные долевые земли, которые не относится к землям муниципальной собственности. Показаниями ведущего специалиста управления по землеустройству и регистрации прав на недвижимое имущество Московского района Ш.Э. которое показал, что указанный земельный участок, т, е 0.30 га в контуре 873 относится к пастбищным землям, а 8,5 га в контуре 871 относится к пашен богарной. То, что У.Р. было предоставлено земельный участок гражданину З.М., указанный земельный участок было ошибочным, поскольку они при предоставлении земельного участка пользовались старой картой. Контур 871 относится к ведению айыл окмоту.

Таким образом, принимая во внимание вышеуказанные обстоятельства дела которые были установлены в судебном заседании суд посчитал, что в действиях подсудимой отсутствуют, признаки преступления предусмотренного ст.305-2 УК.

Имеет место факт необоснованного оправдания судами.

Так, Судебная коллегия по уголовным делам и делам об административных правонарушениях Бишкекского городского суда, отменила приговор Первомайского районного суда г.Бишкек от 21 декабря 2017 года, которым: К.Н.Ж., работающий старшим оперуполномоченным по ОВД ГУ ГКН.К. Республики по городу Бишкек в предъявленному ему обвинении по ст.305 ч.1 У.К. Республики признан невиновным и оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления и  Д.Э.К., работающий начальником управления ГКН.К. Республики, в предъявленному ему обвинении по ст.305 ч.1 У.К. Республики признан невиновным и оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления и К.Н.Ж. и Д.Э.К. признала виновными в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 305 У.К. Республики без назначения наказания в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Приговором Первомайского районного суда г.Бишкек от 21 декабря 2017 года К.Н.Д. и Д.Э.К. в предъявленном им обвинении по ст.305 ч.1 У.К. Республики были оправданы за отсутствием в их действиях состава преступления.

В своем приговоре районный суд не согласился с обвинением Н.К. и Э.Д. в совершении должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий,

При этом указывает на следующие доказательства; что Н.К. опечатал складское помещение ОсОО «Ультра-Техникс» в рамках дела оперативного учета, имеющегося в его производстве, а также вынужденно и исключительно в интересах службы, так как, 25 декабря 2013 года в конце рабочего дня отсутствовала, налоговый инспектор Г.И., которая производила внеплановую налоговую перепроверку соблюдения налогового законодательства ОсОО «Ультра-Техникс», и по этой причине и в целях сохранности товарно-материальных ценностей, а также недопущения вывоза товаров из склада он произвел опечатывание. При этом Н.К. руководствовался ст.16 З.К.Р. «Об органах национальной безопасности Кыргызской Республики». Согласно которой, сотрудники ГКН.К. Республики имеют право опечатывать места хранения товарно-материальных ценностей.

А, в обоснование принятого решения в отношении Э.Д. суд указал, что подсудимый действовал в пределах предоставленных ему законом полномочий и в интересах службы. При этом, он руководствовался ст.20 К.К.Р. и ст.ст.4,16 З.К.Р. «Об органах национальной безопасности Кыргызской Республики». Согласно которой, в целях защиты национальной безопасности, общественного порядка, защиты прав и свобод других лиц, права и свободы человека и гражданина могут быть временно ограничены. Органы национальной безопасности для выполнения возложенных на них обязанностей имеют право задержать лиц, совершивших или пытавшихся совершить преступление, а в необходимых случаях производить административное задержание лиц, а также показаниями самих подсудимых Н.К. и Э.Д..

На основании вышеизложенного и показаний указанных лиц, суд первой инстанции сделал вывод о том, что обвинение Н.К. и Э.Д. основано лишь на предположительных умозаключениях следственных органов, сделанных исключительно на показаниях потерпевших С.М., А.М. и свидетелей, которые не нашли своего подтверждения другими доказательствами и материалами дела, и которые не могут быть положены в основу обвинительного приговора. Бесспорных доказательств виновности Н.К. и Э.Д. судом первой инстанции установлено не было.

И далее судом указывается, что исходя из указанных доказательств - опять же показаний подсудимых, потерпевших, свидетелей, из приведенных обстоятельств дела, суд считает, что органами обвинения вина в инкриминируемых им деяний не доказана, а в соответствии с требованиями статьи 15 УПК КР Республики все сомнения в доказанности обвинения должны толковаться в пользу подсудимого.

Положив в основу данный вывод, суд постановил оправдательный приговор в отношении Н.К. и Э.Д. за отсутствием в их действиях состава преступления.

В апелляционном представлении старший помощник военного прокурора Бишкекского гарнизона С.С. просит приговор Первомайского районного суда г.Бишкек от 21 декабря 2017 года в отношении Н.К. и Э.Д. отменить в виду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и постановить обвинительный приговор с назначением соразмерного наказания. Поскольку, суд при рассмотрении данного уголовного дела рассматривал все доказательства только с оправдательным уклоном, оценивая все собранные материалы уголовного дела с позиции защитника подсудимых, тогда как суд, сохраняя объективность и беспристрастность, обязан был проверить полное исследование обстоятельств дела и вынести решение по делу лишь на основе достоверных доказательств. Вышеизложенные факты в совокупности свидетельствуют, что фактические обстоятельства дела не соответствуют выводам суда.

Суд второй инстанции ссылаясь на требования ст. 319 УПК КР и разъяснениями, данными в Постановлении Верховного суда Кыргызской Республики от 27 февраля 2009 г. «О судебном приговоре», при постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Суд, в соответствии с требованиями закона должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты, указал что судом данные требования закона не выполнены.

Не дана оценка показаниям потерпевшего С.М. который показал, что 1 февраля 2014 года в первой половине дня он выехал в сторону г.Алмата по своим делам. На таможенном посту «Ак-Жол» Кыргызской Республики при прохождении паспортного контроля его задержали сотрудники ГП.К. Республики. Примерно через час, приехал сотрудник АКС по городу Б.Н.К. в сопровождении еще одного сотрудника ГКНБ.П. месту задержания Н.К. хватал его за одежду, нецензурно выражался, толком ему ничего не объяснив по какой причине, он был задержан, не предъявив каких-либо бумаг, повез его в Управление ГКНБ по городу Бишкек. По дороге не давал ему позвонить. По приезду в УГКНБ по городу Б.Н.К. продержал его там до 18:00 часов и только после приезда его адвоката отпустили домой. Кроме того, примерно в 20:00 часов вечера 1 февраля 2014 года, он снова попытался пересечь границу, но его не пропустили, считает, что были нарушены его конституционные права. Показаниями представителя потерпевшей – А.М. который показал, что сотрудник АКС ГКНБ по городу Б.Н.К. будучи представителем власти, превышая свои служебные полномочия, не имея на то законного права, без возбуждения уголовного дела и мотивированного постановления, единолично и незаконно опечатал склады, о чем были составлены Акты об опечатывании и ответственном хранении. Однако, согласно ст. 1 З.К.Р. «О порядке проведения проверок объектов предпринимательства», запрещается проведение финансовых проверок объектов предпринимательства правоохранительными органами, за исключением налоговых и таможенных органов Кыргызской Республики.

Данные обстоятельства полностью подтверждаются доказательствами представленными стороной обвинения и имеющимися в уголовном деле – а именно;

оперативным поручением за исх.No01/2264 от 31 декабря 2013 года, адресованного начальнику Управления пограничного контроля ГП.К. Республики полковнику А.К., подписанного с проставлением галочки, начальником ГУ ГКН.К. Республики по городу Бишкек, рапортом Э.Т. о задержании

С.М., акт от 1 февраля 2014 года о передаче гр. С.М. работнику АКС ГКН.К. Р.Н.К. и рапортом Э.Т. о повторном задержании С.М. и протоколом их осмотра;

актом опечатывания складского помещения No105 от 25 декабря 2013 года; актом ответственного хранения от 25 декабря 2013 года; ДВД компакт диском с видеозаписью, где опечатывают складское помещение No105;

протоколами очных ставок между Э.Д. и Н.К.ым, Э.Д. и О.О., а также, другими материалами уголовного дела.

При этом, судебная коллегия отметила, что в соответствии со статьей 316 УПК.КР. оправдательный приговор постановляется в случаях – 1. отсутствия события преступления, 2. отсутствие в действиях подсудимого состава преступления, 3. не доказано участие подсудимого в совершении преступления и 4. правомерно деяние, причинившее вред в силу уголовного закона. Формулировка суда первой инстанции о недостаточности доказательств вины ставит под сомнение невиновность оправданных Н.К. и Э.Д. и не является основанием постановления оправдательного приговора в соответствии со статьей 316 УП.К. Республики.

Обобщение показало, что у судов не возникает затруднений, связанных с разграничением ответственности по статьям 304,305 УК КР и другим статьям особенной части УК КР.

 

Качество судебного разбирательства по делам указанной категории в основном соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, но при этом не всегда эти решения являются мотивированными и обоснованными.

Практически по всем рассмотренным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 304,305 УК КР, суды назначали виновным дополнительные наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Немотивированного неприменения указанной дополнительной меры наказания не имеется.

Выявленные немногочисленные нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона устранимы.

Как недостаток отмечается невынесение судами по делам данной категории частных определений и постановлений в адрес соответствующих организаций и должностных лиц с обращением их внимания на обстоятельства и факты нарушений законы, допущенные осужденными и требующие принятия соответствующих мер.

Изучение представленных для обобщения судебной практики уголовных дел показало, что качество их предварительного расследования по-прежнему вызывает нарекания у судов .Некоторые из допущенных органом предварительного расследования ошибок явились основаниями для оправдания подсудимых и прекращения их уголовного преследования.

Как показало обобщение, органы предварительного следствия не всегда выясняют конкретные обстоятельства совершения преступления, круг служебных полномочий привлекаемых к ответственности лиц, испытывают затруднения при описании преступного деяния.

Эти обстоятельства являются причиной возвращения дел прокурору для устранения препятствий их рассмотрения судом .

Приведенные примеры свидетельствуют о том, что суды при назначении наказания не в полной мере учитывают конкретные обстоятельства дела, характер и степень общественной опасности преступления.

Как показало обобщение, по делам в отношении сотрудников правоохранительных органов суды не в полной мере учитывают то, что данные должностные лица в силу своих служебных полномочий обязаны защищать права и законные интересы граждан, организаций и государства, в связи с чем совершение ими преступлений свидетельствует об их повышенной общественной опасности.

 

О нас

Наша организация предоставляет юридическую консультацию, независимый мониторинг судебных процессов и проводит анализ правосудности судебных актов

Статистика

Всего материалов
Заданных вопросов
Полученных ответов
Отзывов на судей
3687
527
380
4015

Контакты

0 (312) 316447
koom.kg@gmail.com koomkg1@gmail.com
с 09-00 до 17-00
Адрес: ул. Табышалиева 3, 1 этаж, (пересечение ул. Боконбаева и Манаса)

Как нас найти?