Пробация не применима в тяжком преступлении!!!

АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР судебных актов по уголовным делам о распространении экстремистских материалов (часть I)

материал добавлен 2020-03-27 22:29:34
просмотров 493

 

Введение

 

Одним из актуальных вопросов на сегодняшний день является вопрос о соблюдении гарантий прав и свобод человека в условиях противодействия экстремизму. Термин «экстремизм» используется в Законе Кыргызской Республики «О противодействии экстремистской деятельности»[1] в скобках наравне с термином «экстремистская деятельность», и перечисляет лишь перечень из 13 деяний, представляющих собой различные проявления экстремистской деятельности (экстремизма). При этом закон не дает определение термина «экстремизм», которое бы раскрывало все его сущностные признаки.

Согласно обзору судебной практики по рассмотрению уголовных дел о терроризме и экстремизме[2], в 2016 году Верховном суде Кыргызской Республики для обобщения судебной практики было изучено 244 уголовных дела об экстремизме и терроризме в отношении 254 лиц; с вынесением обвинительного приговора рассмотрено 242 дела в отношении 252 человек (из них 46 – женщины). В совокупности, 213 человек (84,5% от общего числа) осуждены за «приобретение, изготовление, хранение, распространение, перевозка и пересылка экстремистских материалов, а также умышленное использование, в том числе демонстрация символики или атрибутики экстремистских или террористических организаций».

Статья 299-2 Уголовного кодекса Кыргызской Республики, действовавшего до 1 января 2019 года, устанавливала уголовную ответственность за приобретение, изготовление, хранение, распространение, перевозку и пересылку экстремистских материалов, а также умышленное использование, в том числе демонстрацию символики или атрибутики экстремистских или террористических организаций:

 

«Статья 299-2. Приобретение, изготовление, хранение, распространение, перевозка и пересылка экстремистских материалов, а также умышленное использование символики или атрибутики экстремистских или террористических организаций

 

(1) Приобретение, изготовление, хранение, распространение, перевозка и пересылка экстремистских материалов, а также умышленное использование, в том числе демонстрация символики или атрибутики экстремистских или террористических организаций, -

- наказываются лишением свободы от трех до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

(2) Те же деяния, совершенные:

1) группой лиц;

2) с использованием служебного положения;

3) с использованием финансовой или иной материальной помощи, полученной от иностранных, общественных объединений и религиозных организаций либо иных организаций, а также иностранных граждан;

4) при проведении публичных мероприятий;

5) лицом, ранее судимым за преступления экстремистского или террористического характера (экстремистскую деятельность), -

- наказываются лишением свободы от семи до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью».

 

 Таким образом, прежний уголовный закон предусматривал ответственность за «хранение» экстремистских материалов вне зависимости от наличия умысла распространения.

Вступивший в действие с 1 января 2019 года Уголовный кодекс перенял старую норму с уточнением «хранение с целью распространения»:

 

«Статья 315. Изготовление, распространение экстремистских материалов

1. Изготовление, распространение, перевозка или пересылка экстремистских материалов либо их приобретение или хранение с целью распространения, использование символики или атрибутики экстремистских организаций, а также посредством сети Интернет, -

наказываются лишением свободы II категории с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двух лет или без такового.

2. Те же деяния, совершенные:

1) группой лиц или группой лиц по предварительному сговору;

2) с использованием финансовой или иной материальной помощи, полученной от иностранных общественных объединений, религиозных либо иных организаций или иностранных граждан, -

наказываются лишением свободы III категории с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.».

 

Тем не менее трудности в применении положений уголовного закона, в том числе вызванных его новеллами остаются. Некоторые из таких вопросов связаны с квалификацией деяния, достаточностью доказательной базы, соразмерность назначенного наказания.

Широкие, недостаточно точные формулировки, на основании которых выносятся обвинительные приговоры, нарушают общепризнанный принцип в вопросах достаточности и ясности формулирования наказуемых деяний, чтобы каждый человек имел представление за какие деяния наступает ответственность. В связи с этим в настоящем Аналитическом обзоре затронуты эти проблемные вопросы, решение которых позволило бы повысить качество практики рассмотрения материалов по привлечению лиц к уголовной ответственности по данной категории дел.

Анализ судебных актов проводился на основе следующих нормативных правовых актов и иных документов:

 

  1. Конституция Кыргызской Республики, принятая референдумом (всенародным голосованием) 27 июня 2010 года (в ред. Закона КР от 28 декабря 2016 года № 218, принятого референдумом 11 декабря 2016 года) (далее – Конституция КР);
  2. Уголовный кодекс Кыргызской Республики от 2 февраля 2017 года №19, введенный в действие Законом КР от 24 января 2017 года №10 с 1 января 2019 года (далее -УК КР );
  3. Уголовный кодекс КР от 1 октября 1997 года N68, утративший силу с 1 января 2019 года в соответствии с Законом КР от 24 января 2017 года №10 (далее – УК КР в ред.1997 г.);
  4. Уголовно-процессуальный кодекс Кыргызской Республики от 30 июня 1999 года № 62, утративший силу с 1 января 2019 года в соответствии с Законом КР от 24 января 2017 года №10 (далее – УПК КР в ред.1999 г.);
  5. Уголовно-процессуальный кодекс Кыргызской Республики от 2 февраля 2017 года № 20, введенный в действие Законом КР от 24 января 2017 года №10 с 1 января 2019 года (далее – УПК КР );
  6. Гражданский процессуальный кодекс  от 25 января 2017 года №14, введенный в действие Законом КР от 20 января 2017 года № 6 с 1 июля 2017 года) (далее – ГПК КР)
  7. Закон КР от 20 июля 2009 года №241 «О нормативных правовых актах Кыргызской Республики» (далее – Закон об НПА);
  8. Закон Кыргызской Республики от 17 августа 2005 года №150 «О противодействии экстремистской деятельности»;
  9. Закон Кыргызской Республики от 31 декабря 2008 года №282 «О свободе вероисповедания и религиозных организациях в Кыргызской Республике»;
  10. Постановление Пленума Верховного суда Кыргызской Республики от 27 февраля 2009 года №8 «О судебном приговоре»;
  11. Обзор судебной практики по рассмотрению уголовных дел о терроризме и экстремизме (Бюллетень Верховного суда Кыргызской Республики 2 (63) 2016).

 

Так, изучение и анализ судебных актов показали следующее:

 

Из 10 изученных приговоров судов 1-й инстанции по уголовным делам по статьям 299-2 УК КР (в ред.1997г.) и 315 УК КР (в ред.2017 г.):

  • 9 приговоров были рассмотрены по УК и УПК в ред. 1999 г., один по УК и УПК в ред.2017 г.;
  • в 9 случаях был постановлен обвинительный приговор, в 1 случае – оправдательный приговор за отсутствием доказательств, который был оставлен в силе обеими вышестоящими судебными инстанциями.

Из 9 обвинительных приговоров суда 1-й инстанции:

  • 3 приговора оставлены в силе обеими вышестоящими судебными инстанции, по одному из них ходатайство о его пересмотре по новым обстоятельствам - вступление в силу закона, устраняющего наказуемость деяния или смягчающего наказание (п.1 ч.4 ст.442 УПК КР) – оставлено без удовлетворением постановлением суда 1-й инстанции, которое оставлено в силе обеими вышестоящими судебными инстанциями;
  • 1 приговор не был обжалован в вышестоящие судебные инстанции, ходатайство о пересмотре дела по новым обстоятельствам - постановлением суда 1-й инстанции оставлено без удовлетворения, которое оставлено в силе обеими вышестоящими судебными инстанциями;
  • 1 приговор был отменен судом 2-й инстанции и вынесен оправдательный приговор, но Верховный суд, рассмотрев надзорное представление прокуратуры, отменил приговор суда 2-й инстанции и оставил в силе приговор суда 1-й инстанции;
  • 2 приговора изменены в части меры наказания, в связи с декриминализацией и отсутствием факта «распространения»;
  • 2 приговора оставлены в силе в связи с принятием постановления судом 1-й инстанции об отказе в удовлетворении ходатайства о пересмотре дела по новым обстоятельствам, которое оставлено в силе обеими вышестоящими судебными инстанциями.

 

Примечание:

В ходе анализа установлено, что один из предоставленных приговоров суда первой инстанции (8(1) УД 395/17-Д8) и ссылка на приговор суда 1-й в актах судов вышестоящих инстанций  (8(2) УД-174/18-УД, АД-04-174/18-УД; АД-04-306/19-УД; 8(3) 4-2619/19) имеет место несовпадение в дате приговора суда 1-й инстанции и мера наказания, в частности, приговор суда 1-й инстанции от 25.06.2018 г.; мера наказания по ч.1 ст.299-2 УК КР (в ред.1997 г.) – 3 года лишения свободы, а в актах вышестоящих инстанций указана дата - 26.06.2018 г.; мера наказания – 4 года лишения свободы, в итоге по ст.59 УК – 7 лет. В связи с этим, в настоящем Анализе в соответствующих разделах эти данные не учтены. 

 

В целях данного Анализа рассмотрим их в контексте вышеуказанных трех проблемных вопросов.

 

  1. Квалификация деяния.

 

Необходимым условием нормального функционирования правовой системы является обеспечение режима законности. В уголовном праве основные требования режима законности: привлечение виновного в совершении преступления к уголовной ответственности, а равно исключение любых мер уголовно-правового характера по отношению к невинному лицу, - связаны с применением в процессе квалификации конструкции состава преступления.

Исходя из статьи 28 Конституции КР, а также статьи 2 и 8 УК КР (ст.4 УК КР в ред.1997 г.) уголовной ответственности и наказанию за преступление подлежит только лицо, которое умышленно или по неосторожности совершило предусмотренное Уголовным кодексом деяние, содержащее признаки состава преступления. Кроме принципа законности, при квалификации преступления реализуются принципы равенства граждан, вины и справедливости.

Из общего количества осужденных лиц по 9 изученным обвинительным приговорам судов 1-й инстанции:

- 6 лиц были осуждены по части 1 статьи 299-2 УК КР (в ред.1997 г.) - приобретение, изготовление, хранение, распространение, перевозка и пересылка экстремистских материалов, а также умышленное использование, в том числе демонстрация символики или атрибутики экстремистских или террористических организаций;

- 2 лиц были осуждены по пункту 5 части 2 статьи 299-2 УК КР (в ред.1997 г.) – те же деяния, что и в части 1 этой же статьи, совершенные лицом, ранее судимым за преступления экстремистского или террористического характера (экстремистскую деятельность) ;

- 1 лицо осуждено по части 1 статьи 315 УК КР (в ред.2017 г.) - изготовление, распространение, перевозка или пересылка экстремистских материалов либо их приобретение или хранение с целью распространения, использование символики или атрибутики экстремистских организаций, а также посредством сети Интернет.

 

Однако, самым проблематичным для квалификации данной категории преступлений является установление наличия признаков экстремизма (экстремистской деятельности) в материалах, являющихся предметом преступления, поскольку данный признак является оценочным, т.е. такую оценку должен давать суд, поэтому необходимо определиться с понятием термина «экстремистский материал».

Сам Уголовный кодекс, как УК КР (в ред.1997 г.), так и УК КР (в ред. 2017 г.), не содержал и не содержит в себе определение термина «экстремистский материал».  Поэтому для определения значение этого термина следует обратиться к Закону КР «О противодействии экстремистской деятельности», где в его статье 1 дано определение понятие «экстремистских материалов», исходя из которого экстремистскими материалами признаются две категории источников, предназначенные для обнародования:

а) документы[3] либо информация[4] на иных носителях, призывающие к осуществлению экстремистской деятельности либо обосновывающие или оправдывающие необходимость осуществления такой деятельности;

б)  публикации,[5] обосновывающие или оправдывающие национальное (этническое) и (или) расовое превосходство либо оправдывающие практику совершения военных или иных преступлений, направленных на полное или частичное уничтожение какой-либо этнической, социальной, расовой, национальной или религиозной группы.

Далее в статье 13 Закона КР «О противодействии экстремисткой деятельности» предусмотрено, что на территории КР запрещаются издание, хранение, перевозка и распространение печатных, аудио-, аудиовизуальных и иных материалов, содержащих хотя бы один из признаков, предусмотренных частью первой его статьи 1, и перечисляется, что к таким материалам относятся:

а) официальные материалы запрещенных экстремистских организаций;

б) материалы, авторами которых являются лица, осужденные в соответствии с международно-правовыми актами за преступления против мира и человечества и содержащие признаки, предусмотренные частью первой статьи 1 настоящего Закона;

в) любые иные, в том числе анонимные, материалы, содержащие признаки, предусмотренные частью первой статьи 1 настоящего Закона.

По смыслу других положений статьи 13 вышеуказанного Закона следует, что эти материалы не обозначены как экстремистскими, а являются информационными материалами,  в которых судом установлены  хотя бы один из признаков предусмотренных частью первой статьи 1 данного Закона.

А экстремистскими признаются информационные материалы судом с особенностями производства по отдельным категориям дел по месту их обнаружения, распространения или нахождения организации, осуществившей производство таких материалов, на основании заявления прокурора, заявившего требования о признании материалов экстремистскими, в частности в порядке, установленном главой 25-1 ГПК КР.

Тем самым, по смыслу статей 1 и 13 Закона КР «О противодействии экстремистской деятельности» определены две категории материалов:

1. Первая это информационные материалы, признанные судом экстремистскими в порядке, установленном главой 25-1 ГПК КР по заявлению прокурора, подпадающие под признаки определения, данного в статье 1 Закона КР «О противодействии экстремистской деятельности»;

2. Вторая - это информационные материалы, установленные  судом хотя бы один из признаков, предусмотренных частью первой статьи 1 Закона КР «О противодействии экстремистской деятельности».

Процедуры признания данных категорий таковыми разные и регулируются разными законами.

Первая категория материалов (экстремистские материалы) признаются «экстремистскими» судом в порядке, установленном главой 25-1 как ГПК КР (в ред.1999 г.), так и ГПК КР (в ред.2017 г.), по заявлению прокурора. В данной главе ГПК КР в статьях 261-1, 261-2, 261-3 предусмотрен порядок подачи, рассмотрения заявления, принятия решения судом и его исполнение.

Так, в соответствии со статьями 261-1 и 261-3 ГПК КР прокурор, в пределах своей компетенции, вправе обратиться с заявлением в суд о признании экстремистскими или террористическими информационных материалов, которые призывают к осуществлению такой деятельности либо обосновывают или оправдывают необходимость ее осуществления по месту их обнаружения, распространения или нахождения организации, осуществившей производство таких материалов, с соблюдением правил о подсудности, установленной главой 4 настоящего Кодекса. Решение суда, вступившее в законную силу, направляется в орган исполнительной власти в сфере юстиции для опубликования. Такое же требование установлено в ст.13 Закона КР «О противодействии экстремистской деятельности» статье 13 Закона КР «О противодействии экстремистской деятельности».

Вторая категория материалов (материалы, содержащие один из признаков, предусмотренных частью первой статьи 1 Закона КР «О противодействии экстремистской деятельности) признавались таковыми судом в рамках уголовного судопроизводства и судопроизводства дел об административных правонарушениях, а теперь в соответствии с новым УК КР только в рамках уголовного судопроизводства. Автор и/или исполнитель данного материала по решению суда признавался лицом, осуществлявшим экстремистскую деятельность, и нес ответственность в установленном законодательством КР порядке, т.е. как административную, так и уголовную, а теперь в Кодексах о проступках и нарушениях такие составы проступков и нарушений не предусмотрены. Тем самым в связи с вступлением в силу новых Кодексов уголовно-правовой сферы с 1 января 2019 года предусмотрена только уголовная ответственность.

Из смысла вышеуказанных положений следует, что речь идет о направлении в орган юстиции первой категории материалов, а положений о направлении по второй категории материалов законодательство не содержит. Однако, как показывает, обзор сайта Министерства юстиции КР, где размещен «список экстремистских материалов», опубликованы и решения судов, рассмотренных в рамках уголовного судопроизводства, т.е. и по второй категории материалов.

Так, на момент составления настоящего Анализа на сайте Министерства юстиции КР был размещен «список экстремистских материалов»,[6] состоящий из 21 пунктов, большинство из которых указано как материалы (публикации, видео, фото, символика, атрибутика), размещенные на «Интернет-ресурсе», что создает сложности при идентификации. В списке указаны даты решения и наименования судов, принявших их. Однако, во-1-х, сами судебные акты, опубликование которых требует статья 261-3 ГПК КР, и которые позволили бы ознакомиться с какой-либо характеристикой запрещенных материалов, нет; во-2-х, последний материал, размещенный на сайте, датирован 2017 годом. Отсутствие в публичном доступе каких-либо характеристик «запрещенного материала», признанного экстремистским, а также их не обновление,  чревато тем, что человек может совсем и не знать, что имеющиеся у него материалы являются экстремистскими, которые запрещены распространению.

Необходимо также остановиться на особенностях привлечения к ответственности по второй категории материалов, в частности, по официальным материалам запрещенных экстремистских организаций, о понятии которого Закон «О противодействии экстремистской деятельности» не раскрывает, поскольку большинство изученных в рамках настоящего Анализа судебных актах касаются привлечения к уголовной ответственности за хранение  материалов запрещенных на территории КР запрещенных экстремистских организаций,

В КР запрещаются создание и деятельность общественных объединений или религиозных организаций, иных организаций, цели или действия которых направлены на осуществление экстремистской деятельности (ст.9 Закона «О противодействии экстремистской деятельности»). Статья 299-1 УК КР устанавливает уголовную ответственность за организацию деятельности общественного объединения и религиозной организации либо иной организации, в отношении которых судом принято решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности, а также вовлечение граждан в их деятельность.

Таким образом, исходя из смысла вышеуказанных норм, для квалификации  материалов экстремистскими по статьям 229-2 УК КР в ред.1997 г. и 315 УК КР в ред.2017 г. определяющими должны быть:

-  для первой категории материалов, следующие 2 условия:

  1. вступившее решение суда о признании данного конкретного материала «экстремистским» в рамках гражданского судопроизводства;
  2. включение этого материала в список экстремистских материалов органом исполнительной власти в сфере юстиции;

         - а для второй категории, следующие 3 условия:

1) вступление в законную силу решения суда в отношении организации, к которой судом принято решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности;

2) принадлежность информационного материала к официальным материалам той или иной запрещенной экстремистской организации (наличие официальных атрибутов, символики, наименование экстремистской организации);

3) установление судом в тексте официальных материалов, принадлежащих к таким организациям, признаков, предусмотренных частью 1 статьи 1 Закона КР «О противодействии экстремистской деятельности».

Все изученные 9 (девять) обвинительные приговоры судов первой инстанции постановлены по факту хранения, распространения, пересылка экстремистских материалов, как принадлежащих к той или иной запрещённой экстремистской организации, а также умышленного использования символики или атрибутики экстремистских или террористических организаций, т.е. второй категории материалов. Однако, в описательно-мотивировочной части ни одного из приговоров нет указания на 3-е условие - на факт установления судом в тексте или содержании этих материалов, принадлежащих к таким организациям, признаков, предусмотренных частью 1 статьи 1 Закона КР «О противодействии экстремистской деятельности», т.е. суд должен дать свою оценку, что изъятые материалы являются экстремистскими, а суды ограничились только ссылкой на заключение назначенных в ходе следствия той или иной экспертизы (религиозной, религиоведческой, теологической и др.). Также и в актах вышестоящих судебных инстанциях не указываются об отсутствии такой оценки.

Так, к примеру, приговор 5(1) №УД-722-17-Ч1: как в его описательной, так и в мотивировочной части, дается указание на заключение ГКДР, согласно которому «внутри сотового телефона марки Самсунг J2 Прайм имелись экстремистские материалы «Саид Бурядский» и МТО «Игил», которые на территории  КР признаны как террористические материалы». Тем самым, как следует из приговора, в нем нет указания как на 1-е условие - на вступившую в законную силу решения суда в отношении организации, к которой судом принято решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности, так и на 3-е условие – нет оценки суда о наличии признаков экстремистской деятельности, т.е. то, что изъятые информационные материалы с сотового телефона являются кроме того, что принадлежат запрещенной экстремистской организации, являются экстремистскими по тем или иным признакам, предусмотренным частью 1 статьи 1 Закона КР «О противодействии экстремистской деятельности».

 

При этом следует отметить, что в трех приговорах имеется такая оценка, но в их  описательных частях, т.е. это не в мотивировочной части, где должна даваться оценка суда (приговоры 3(1) №УД-105/17и5; 4(1) №УД-1031/17-06 и 6(1) №015/18-03).

Так, к примеру, приговор 3(1) №УД-105/17и5: в его вводной части после ссылки на заключение Государственной комиссии по делам религии Кыргызской Республики (далее- ГКДР) о том, что в одной из изъятых книг  под названием «Хизбут-Тахрирдин саясий караштары» принадлежит идеологии религиозной экстремистской партии «Хизбут-Тахрир аль-Ислами», деятельность которой постановлением Верховного суда Кыргызской Республики от 20 августа 2003 года признана экстремистской и запрещенной на территории Кыргызской Республики дается описание факта наличия на странице 53 данной книги текста об обвинении в неверии «Дүйнөдөгү баардык мамлекеттер Ислам үммөтүнө душман. Себебеи, алар капыр мамлекеттер. Алар ар дайым мусулмандарга азар берүү, бөлүп таштоо жана таратыр жиберүү үчүн ыңайлуу учурларды күтүп турушат”, и на старнице 54 – текста о борьбе с неверующими “Каапырлар менен болгон күрөш эки жааатта болот. Бири пикирий күрөш болуп, ал саясий күрөш деп аталат. Экинчи кандуу күрөш болуп, ал амалий согуш т.а. жихад”. Далее указано, что “Обвинении в неверии западных стран и непринятие других систем правления может привести к ненависти, перерастающей в межрелигиозную вражду”. “Идеология РЭО “Хизбут-Тахрир” противоречит основам К.К.Р. как светское государство и несмотря на отсутствие открытого призыва к насильственному свержению конституционного строя Кыргызской Республики, распространение на территории Кыргызской Республики идей РЭО “Хизбут-Тахрир, в завуалированной форме подразумевает смену светской формы правления на исламскую, что противоречит К.К.Р., деятельность которой  постановлением Верховного суда Кыргызской Республики от 20 августа 2003 года признана экстремистской и запрещенной на территории Кыргызской Республики.”

 

Единственный оправдательный приговор (1(1) №УД-34/14 Т 4) был постановлен на основании отсутствия доказательств в участии совершения преступлений, предусмотренных ч.4 ст.299-1, п.5 ч.2 ст.299-2, ст.338 УК КР (в ред.1997 г.), в частности, откуда появились 3 листовки, указанные в заключении теологической экспертизы ГКДР, тогда как при вскрытии запечатанного пакета с вещественными доказательствами 3 листовок не было, отсутствие доказательств участия А.Р.Р. в деятельности РЭО «Хизбут-Тахрир» и др., т.е. по другим обстоятельствам.

Следующие обстоятельства, на которые следует остановиться в вопросе о квалификации, это:

1) квалифицирующий признак «хранения»  «цели распространения», введенный новым УК с 1 января 2019 года в статье 315, в отличие от которого УК КР (в ред.1997 г.) не содержал такой признак;

2) о пересмотре по новому обстоятельству – вступление в силу закона, устраняющего наказуемость деяния или смягчающего наказание;

3) значение количества обнаруженных экстремистских материалов для квалификации как хранение экстремистских материалов по части 1 статьи 299-2 УК КР (в ред.1997 г.).

Из всех изученных 9 обвинительных приговоров судов 1-й инстанции:

- по 2 (двум) приговорам (6(1) ЖИ№015/18-03); 10(1) №УД116/9-06) действия подсудимого были переквалифицированы с соответствующих частей статьи 299-2 УК КР (в ред.1997 г.) на часть 1 статьи 315 УК КР (в ред.2017 г.), т.к. в ней предусмотрена мягкая мера наказания;

- два приговора (5(1) №УД-722-17-Ч1; 4(1) №УД-1031/17-06) рассмотрены в связи с доводами о пересмотре в связи с декриминализацией одного из элементов состава преступления, предусмотренного статей 299-2 УК КР (в ред.1997г.), как просто «хранение» без квалифицирующего признака «с целью распространения», т.е. в связи с отсутствием в действиях осужденных «хранение» признака «цели распространения» (декриминализация);

-  3(три) приговора (2(1) №УД-777-17-06; 7(1) №УД 627/18-06; 8(1) №УД-395/17-Д8) были рассмотрены в порядке пересмотра по новому обстоятельству – вступление в силу закона, устраняющего наказуемость деяния или смягчающего наказание;

- 1(один) приговор (3(1) №УД 105/17и5) был обжалован в апелляционном порядке на основании того, что наличие состава преступления по части 1 статьи 299-2 УК КР (в ред.1997 г.) образуется только при хранении множественности книг запрещенной партии, а не одной книги.

Так, к примеру, по приговору (10(1) №УД116/9-06) гр.Х.Р.Р. был признан виновным по части 1 статьи 315 УК КР -  «изготовление, распространение, перевозка или пересылка экстремистских материалов либо их приобретение или хранение с целью распространения, использование символики или атрибутики экстремистских организаций, а также посредством сети Интернет», т.е. вменено и «хранение с целью распространения». Однако, как видно из описательно-мотивировочной части приговора, судом не дана оценка того какие конкретно действия/бездействия гр.Х.Р.Р. подпадают под этот квалифицирующий признак, а просто ограничился перечислением доказательств с указанием страниц дела в скобке. Кроме того, суд, руководствуясь частью 1 статьи 12 нового УК КР, переквалифицировал действия подсудимого с части 1 статьи 299-2 УК КР (в ред.1997 г.) на часть 1 статьи 315 нового УК КР, поскольку мера наказания в ней мягче.

В частности, в рассматриваемом приговоре указывается следующее (приговор вынесен на государственном языке, поэтому в целях точности в настоящем Анализе оно отражается на том же языке):   

«...Бул.жагдайда сот, 2019-жылдын 1-январында колдонууга К.Р.Ж. кодексинин 315-бер. 1-бөлүмүнүн жасасы, 1997-жылдын 1-октябрындагы Кыргыз Респубикасынын КЖКнын 299-2-бер. 1-бөлүмүнүн жасасына караганда жеңилиреек деп эсептейт.

К.Р.Ж. кодексинин 12-бер. 1-бөл. Ылайык жосундун кылмыштуулугун жокко чыгаруучу же кылмыштуу жосундун жазык-укутук кесепеттерин жеңилдентүүчү мыйзам өткөн мезгилге карата колдонулат, ташкача айтканда тиешелүү жосунду мындай мыйзам күчүнө киргенге чейин жасаган адамдарга, анын ичинде жаза өтөп жаткан же аны өтөгөн адамдарга жайылтылат.

Ошондуктан сот Р.Х. кылмыш ишин 2019-жылдын 1-январынан колднууга кирген К.Р.Ж. кодекси менен кароону туура көрөт. ...

Р.Х. угузулган айып боюнча күнөөсүн мойнуна толук алып берген көрсөтмөсү, күбөлөрдүн көрсөтмөсү жана алуу актысы (и.б.13-14), диний экспертизанын корутундусу (и.б.41-43), буюм далилин ишке катыштырууу токтомдор (и.б.84-85), жана иштин ичинде топтолгон башка материалдар менен толук далилденет деп эсептейт. Себеби, Р.Х. соттук отурумда өзү көрсөткөндөй андан алынган ДВД дисктерден жана флеш картадагы экстремистик материалдарды ал “Интернет” булагынан пайдаланып жүргөнүн көрсөткөн. Ал эми К.Р.Ж. кодексинин 315-бер. 1-бөлумүнүн квалификациялык белгилеринин бири болуп экстремисттик материаллдарды “Интернет” тарамы аркылуу пайдалануу деп көрсөтүлгөн. ...”

 

Законность и обоснованность указанного приговора и правильность применения норм материального и процессуального права были проверены судами апелляционной инстанции и кассационной инстанции по апелляционной и кассационной жалобам адвоката, в удовлетворении которых было отказано, приговоры  судов 1-й и 2-й инстанций были оставлены без изменения и в силе. В частности, вышестоящие суды согласились с выводами суда 1-й инстанции о переквалификации совершенного гр.Р.Х. деяния с части 1 статьи 299-2 УК КР (в ред.1997 г.) на часть 1 статьи 315 нового УК КР, поскольку мера наказания по новому УК КР мягче, чем в УК КР (в ред.1997 г.).

Однако, анализ 3(трех) приговоров, рассмотренных в порядке пересмотра по новому обстоятельству, показал обратное.

Так, по 3 (трем) приговорам (2(1)№УД-777-17-06; 7(1)№УД627/18-06; 8(1) №УД-395/17-Д8) вышестоящими судами постановление суда 1-й инстанции об отказе в удовлетворении о пересмотре по новому обстоятельству оставлено в силе, т.к. предусмотренная в части 1 статьи 315 нового УК КР мера наказания не смягчает уголовно-правовые последствия преступного деяния.

Из двух приговоров, рассмотренных в связи с доводами об отсутствии в действиях осужденных «хранение» признака «цели распространения»:

- один приговор (5(1) №УД-722-17-Ч1) судом кассационной инстанции был изменен в связи с отсутствием цели распространения и из приговора было исключено наказание по части 1 статьи 299-2 УК КР (в ред.1997 г.), поскольку  «органами следствия не установлено, что гр.Ф.Р. приобрел и распространял экстремистские материалы, т.е. подтверждающие факты о распространении экстремистских материалов другим лицам отсутствуют, также не установлено как осужденный приобрел экстремистские материалы, т.е. отсутствуют экспертизы о появлении экстремистских материалов в мобильном телефоне осужденного»;

- а другой приговор (4(1) №УД-1031/17-06) был оставлен в силе, т.к. обнаруженные у подсудимого экстремистские материалы были в большом количестве и то, что они принадлежат запрещенной экстремистской организации, что говорит о цели распространения, однако, не уточняет, какого вида материалы – печатные или электронные, или и те и другие в совокупности.

Вместе с тем, один приговор (3(1) №УД 105/17и5), рассмотренный по доводам об отсутствии большого количества книг запрещенной партии, но только за «хранение» по части 1 статьи 299-2 УК КР (в ред.1997 г.), т.е. без «цели распространения», был отменен  приговором апелляционной инстанции (3(2) №АИ-04-116/17 УД), а подсудимый оправдан, не по этому доводу, а на основании получения вещественного доказательства – книги под названием «Хизбут Тахрирдин саясий караштары» - с нарушением требований УПК КР в ходе проведения обыска неуполномоченным лицом и др. Далее, данный приговор апелляционной инстанции был отменен постановлением судебной коллегии Верховного суда (3(3) №4-063/18УД), а приговор 1-й инстанции оставлен в силе, по надзорному представлению прокурора отдела прокуратуры области. Тем самым хранение одной книги экстремистского характера достаточно для обвинительного приговора по части 1 статьи 299-2 УК КР (в ред.1997 г.), хотя в судебных актах в описательно-мотивировочной части не дана оценка данному доводу.

 

 


[1] См. Закон КР от 17 августа 2005 года N 150 «О противодействии экстремистской деятельности». Доступно по адресу:

сbd.minjust.gov.kg/ru-ru/npakr/DocumentList?documentListId=87ff2d93-a269-436c-bfc3-0a4a4c55c1db

[2] Обзор судебной практики по рассмотрению уголовных дел о терроризме и экстремизме. Бюллетень Верховного суда Кыргызской Республики, №2(63), 2016 г. С.34. (Электронный ресурс). Доступно по адресу:  http://sot.kg/post/byulleten-verhovnogo-suda-kyrgyzskoj-respubliki-za-1-64-ot-2017-goda

[3] Документ (от лат. documentum - свидетельство) - 1) различные виды актов, имеющих юридическое значение, напр. учредительные документы акционерных обществ и других товариществ, завещание в установленной законом форме, диплом о высшем образовании; 2) документ, удостоверяющий личность (см. удостоверение), а также определенные права (напр., пенсионное удостоверение, водительские права); 3) письменное свидетельство о каких-либо исторических событиях, фактах; 4) материальный носитель данных (бумага, кино- и фотопленка, магнитная лента, перфокарта и т. п.) с записанной на нем информацией, предназначенный для ее передачи во времени и пространстве. Документы могут содержать тексты, изображения, звуки и т. д. См. Большой энциклопедический словарь. Доступно по адресу:

http://slovari.299.ru/word.php?find_word=%E4%EE%EA%F3%EC%E5%ED%F2&slovar=2

[4] Информация - (от лат. informatio - разъяснение - изложение), первоначальная - сведения, передаваемые людьми устным, письменным или другим способом (с помощью условных сигналов, технических средств и т. д.); с сер. 20 в. общенаучное понятие, включающее обмен сведениями между людьми, человеком и автоматом, автоматом и автоматом; обмен сигналами в животном и растительном мире; передачу признаков от клетки к клетке, от организма к организму (см. Генетическая информация); одно из основных понятий кибернетики. См. Большой энциклопедический словарь. Доступно по адресу:

http://slovari.299.ru/word.php?id=11176&sl=oj

[5] Публикация - (от лат. publico - объявляю всенародно) - 1) доведение чего-либо до всеобщего сведения посредством печати, радиовещания или телевидения. 2) изданное произведение. См. Большой энциклопедический словарь. Доступно по адресу: http://www.endic.ru/enc_big/Publikacija-48884.html

[6]Список экстремистских материалов, опубликованных на сайте Министерства юстиции КР. Доступно на сайте: http://minjust.gov.kg/ru/content/950  Дата обращения 20.03.2020 г.

 

 

«Этот проект был профинансирован Посольством США в Кыргызской Республике. Мнения, выводы и заключения или рекомендации, выраженные здесь, представляют мнения авторов и не обязательно отображают точку зрения Государственного Департамента США»

 

О нас

Статистика

Всего материалов
Заданных вопросов
Полученных ответов
Отзывов на судей
4500
579
381
5019

Контакты

0 (312) 31-64-47
koomkg1@gmail.com
с 09-00 до 17-00
ул. Табышалиева 3, 1 этаж, (пересечение ул. Боконбаева и Манаса)

Как нас найти?