Все для оптимизации деятельности местных судов, однако, почему нет правосудия!!!???

Анализ судебных актов по делам о вымогательстве взятки ( часть II)

материал добавлен 2019-09-27 12:00:26
просмотров 663

 

(Продолжение предыдущей статьи)

3. Приговором Октябрьского районного суда г.Бишкек от 24 июля 2017 года по уголовному делу № УД-184/17 Б2 –

А.Ч.Д. - признана виновной в совершении преступлений, предусмотренных п.3 ч.3 ст.313-1, п.1 ч.2 ст.313 УК Кыргызской Республики, с назначением наказания по п.3 ч.3 ст.313-1 УК Кыргызской Республики в виде штрафа в размере 20 000 расчетных показателей, по п.1 ч.2 ст.313 УК Кыргызской Республики в виде штрафа вразмере 40 000 расчетных показателей.

На основании ст.59 УК Кыргызской Республики, путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно А.Ч.Д. определение наказание в виде штрафа в размере 45 000 расчетных показателей, то есть 4 500 000 сомов в доход государства.

Органами следствия А.Ч.Д. обвиняется в том, что она, работая заведующей отделом по управлению человеческим ресурсами Министерства юстиции Кыргызской Республики, одновременно, являясь членом аттестационно-конкурсной комиссии Министерства юстиции совершила должностные преступления при следующих обстоятельствах.

В конце сентября, начале октября 2013 года А.Ч.Д., позвонив своей однокурснице Н.Б., с которой поддерживала дружеские отношения, сообщила, что в Чуй-Бишкекскомуправлении юстиции имеется вакантная должность главного специалиста и предложила принять участие в конкурсе.

Примерно, 15 октября 2013 года А.Ч.Д. сообщила Н.Б., что 22 октября 2013 года состоится тестирование. В этот же деньА.Ч.Д. распечатала со своего компьютера различные своды законов и дала Н.Б., чтобы она готовилась к тестированию, объяснив, что при тестировании будут заданы 800 вопросов, чтобы пройти это тестирование, ей необходимо ответить на 60 вопросов, и предложила Н.Б. купить у нее готовые ответы на вопросы за 400 долларов США.

На следующий день А.Ч.Д. передала Н.Б. готовые ответы и получила от нее взятку 200 долларов США, через два дня А.Ч.Д. передала Н.Б. вторую часть готовых ответов и получила от нее остальные 200 долларов США, всего 400 долларов США.

22 октября 2013 года Н.Б. не смогла набрать проходной балл при тестировании, в тот же день написав заявление на повторное участие в тестировании, получила допуск на  повторное тестирование, по результатам которой набрала 31 баллов и успешно прошла это тестирование.

24 октября 2013 года Н.Б. не смогла пройти собеседование с членами аттестационно-конкурсной комиссии, в составе которой была и А.Ч.Д., поскольку не смогла ответить на соответствующие вопросы. А.Ч.Д., позвонив Н.В., успокаивая ее, сказала, что 17 декабря 2013 года будет повторное тестирование и собеседование и у нее будет еще возможность пройти на вакантную должность. Н.Б. написав заявление, отдала А.Ч.Д., которая стала требовать у Н.Б. взятку в размере 2000 долларов США за успешное прохождение собеседования. 3 декабря 2013 года примерно в 20.00 часов Н.Б. передала А.Ч.Д. взятку в размере 30 000 сомов, непосредственно после получения которой была задержана сотрудниками ГУВД г.Бишкек и в присутствии понятых из своей сумки вытащила деньги в размере 30 000 сомов, полученные в качестве взятки и добровольно выдала сотрудникам милиции.

Приговором Судебной коллегии по уголовным делам и делам об административных правонарушениях Бишкекского городского суда от 6 октября 2017 года приговор суда первой инстанции оставлен без изменения.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам и делам об административных правонарушениях Верховного суда Кыргызской Республики от 14 февраля 2019 года приговоры судов первой и второй инстанции были отменены, уголовное дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе суда.

 

            Выводы:

1. АЧ.Д. является субъектом должностного преступления, предусмотренного статьями 313 и 313-1 УК Кыргызской Республики (заведующий отделом по управлению человеческим ресурсами Министерства юстиции Кыргызской Республики, одновременно член аттестационно-конкурсной комиссии Министерства юстиции).

2. Действия А.Ч.Д. следствия квалифицированы по п.3 ч.3 ст.313-1, п.1 ч.2 ст.313 УК Кыргызской Республики.Приговоры судов первой и второй инстанции о признании А.Ч.Д. виновной по предъявленному обвинению, отменены надзорной инстанцией, с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

3. Надзорная инстанция считает, что материалы уголовного дела судами не были исследованы полно и объективно, не соблюдены требования ст.19 УПК КыргызскойРеспублики, не приняты во внимание нарушения со стороныследствия и не даны им соответствующие юридические оценки. Уголовное дело было возбужденоследователем СУ ГУВД г.Бишкек Б.И. по признакам преступления, предусмотренногоч.1 ст.225 УК Кыргызской Республики, и в дальнейшем следственныемероприятия проводились под его руководством, что является незаконным, поскольку было допущено нарушение принципа подследственности, следствие по уголовным делам по указанной статье Уголовного кодекса производится следователями органов по борьбе с экономическими преступлениями (ч.5 ст.163 УПК Кыргызской Республики).

Кроме того, оперативными сотрудниками составлены протоколы и вручены звукозаписывающая аппаратуразаявительнице Б.Н. 3 декабря 2013 года для фиксации факта вымогательства взятки, записи разговора между ней и А.Ч.Д. без постановления суда о даче разрешения на прослушивание переговоров, производства контроля изаписи телефонных, и иных переговоров, что является нарушением ч.2 ст.29Конституции Кыргызской Республики. Диск с записью разговора между Б.Н. и А.Ч.Д. не может быть доказательством, поскольку по данным записям непроведена судебно-фонографическая экспертиза.

Таким образом, доказательства, полученысубъектами, не правомочными собирать доказательства и ненадлежащими процессуальными действиями, что является нарушением требований ч.3 ст.81 УПК Кыргызской Республики.

Согласно ст.15 УПК Кыргызской Республики подозреваемый и обвиняемый необязаны доказывать свою невиновность.Все сомнения в доказанности обвинения, которые не могут быть устранены врамках надлежащей правовой процедуры в соответствии с УПК,толкуются в пользу обвиняемого. В его пользу должны разрешаться также неустраненные сомнения, возникшие при применении закона.

Также, в соответствии со ст.315 УПК Кыргызской Республики обвинительныйприговор постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательствавиновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностьюисследованных доказательств, и не может быть основан на предположениях.

Суды в основу обвинительногоприговора взяли показания заявительницы Б.Н. и свидетелей – понятых Ж.Т., П.у.Э., которые ни разу не былидопрошены судами, несмотря на требования ст.253 УПК Кыргызской Республики о том, что в судебномразбирательстве дела все доказательства подлежат непосредственному исследованию.Приговор суда должен быть основан лишь на тех доказательствах, которые былиисследованы в судебном заседании.

4. В связи с отменой обвинительных приговоров, ответы на вопросы анализа о законности, обоснованности и справедливости назначенных наказаний, их соразмерность совершенному преступлению, исключаются.

5. Причины отмены приговоров суда первой и второй инстанции, их обоснование, подробно изложены в пункте 3 настоящих выводов.

 

4. Приговором Октябрьского районного суда г.Бишкек от 4 апреля 2017 года по уголовному делу № УД-131/17 Б2 –

К.Ш.М. – по предъявленному обвинению по п.п.1, 2 ч.2 ст.313, п.3 ч. 3, п.2 ч.4 ст.313-1 УК Кыргызской Республики оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

Органами следствия К.Ш.М. обвиняется в вымогательстве и получении взятки, совершенном при следующих обстоятельствах.

Так, в производстве судьи Ошского городского суда К.Ш.М. находился судебный материал по обращению Н.И. о прекращении исполнительного производства о взыскании с Н.И. материального ущерба в доход государства в сумме 50 000 сом. 22 августа 2016 года Н.И. опоздал на судебное заседание и обратился к судье К.Ш.М., чтобы уточнить дату следующего судебного заседания, тогда К.Ш.М. стал угрожал отказом в удовлетворении обращения Н.И., тем самым поставив последнего в условия, которые вынуждали дать взятку с целью предотвращения вредных последствий.

24 августа 2016 года К.Ш.М. приняв Н.И. у себя в кабинете, при нем изучил материалы дела и начал вымогать взятку, написал на отдельном листе бумаги 10 000 сом на государственном языке, для того, чтобы удовлетворить обращение Н.И. Н.И. был вынужден согласиться, чтобы предотвратить вредные последствия по выполнению постановления суда о взыскании с него 50 000 сом.

15 сентября 2016 года в ходе проведения следственно-оперативных мероприятий в 14.20 часов, после получения взятки от Н.И., в своем кабинете был задержан К.Ш.М.При обыске кабинета, в юго-восточном углу под металлическим шкафом (сейф) былобнаружен и изъят предмет взятки - деньги в сумме 10 000 сом (2 купюр по 5000 сом), которые К.Ш.М. спрятал под сейфом во избежание ответственности.

Приговором Судебной коллегии по уголовным делам и делам об административных правонарушениях Бишкекского городского суда от 7 июня 2017 года приговор суда первой инстанции оставлен без изменения.

Постановлением Судебной коллегии по уголовным делам и делам об административных правонарушениях Верховного суда Кыргызской Республики от 3 октября 2017 года приговоры судов первой и второй инстанций оставлены в силе.

 

Выводы:

1. К.Ш.М. является субъектом должностных преступлений, предусмотренных статьями 313, 313-1 УК Кыргызской Республики (судья Ошского городского суда Ошской области).

Согласно разъяснения п.5 постановления Пленума Верховного суда Кыргызской Республики от 25 марта 2016 года № 7 «О применении местными судами Кыргызской Республики законодательства об ответственности за должностные преступления» судьи системы правосудия относятся к субъектам должностного преступления.

2. Действия К.Ш.М. органами следствия квалифицированы по п.п.1, 2 ч.2 ст.313, п.3 ч. 3, п.2 ч.4 ст.313-1 УК Кыргызской Республики.

Судом первой инстанции К.Ш.М. был оправдан по предъявленному обвинению  за отсутствием в его действиях состава преступления.

Оправдательный приговор суда первой инстанции оставлен без изменения судом второй инстанции, в последующем надзорная инстанция также оставила приговоры судов первой и второй инстанции в силе.

3.  При проверке и оценке доказательств судами соблюдены требования статей 92, 93 УПК Кыргызской Республики о  всесторонности и объективности проверки и оценки доказательств.

В соответствии со ст.19 ч.2 УПК Кыргызской Республики суд, сохраняя объективность и беспристрастность, обеспечивает сторонам обвинения и защиты необходимые условия для реализации их прав на полное исследование обстоятельств дела и выносит решение по делу лишь на основе достоверных доказательств.

В обоснование вынесения оправдательных приговоров суды ссылаются на ст.315 УПК Кыргызской Республики, согласно которого обвинительный приговорпостановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновностьподсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностьюисследованных доказательств, и не может быть основан на предположениях; ч.2 ст.26 Конституции Кыргызской Республики, согласно которой любые сомненияв виновности толкуются в пользу обвиняемого;ч.3 ст.15 УПК Кыргызской Республики, согласно которой все сомнения в доказанностиобвинения, которые не могут быть устранены в рамках надлежащей правовойпроцедуры, толкуются в пользу обвиняемого, в его пользу должны разрешаться такженеустраненные сомнения, возникшие при применении закона.

Суд надзорной инстанции указывает, что выводы судов о постановлении оправдательного приговора в отношении К.Ш.М. основаны на результатах анализа и оценки материалов дела, тщательно исследованных в ходе судебного разбирательства, где установлено, что доказательства получены с нарушением требований УПК Кыргызской Республики, которые признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу решения по делу. Основания, по которым доказательство признается полученным с нарушением требований УПК Кыргызской Республики и не имеющим юридической силы, подробно изложены в вышеуказанных судебных актах.

В связи с исключением доказательств, полученных с нарушением закона,  доказательством виновности К.Ш.М. остаются только показанияИ.Н., которые вызывают обоснованные сомнения в их правдивости, посколькуопровергаются другими материалами дела.

Судебные акты содержат оценку всех доказательств, представленных органами следствия в доказательство предъявленного обвинения. Никто из допрошенных свидетелей в ходе следствия и суде первой инстанции не дали прямые показания, подтверждающие участие К.Ш.М. в совершении преступления.

4. В связи с вынесением оправдательного приговора вопросы о законности, обоснованности и справедливости назначенных наказаний, исключаются

5. Оправдательный приговор суда первой инстанции оставлен без изменения судом второй инстанции, надзорной инстанцией оставлены в силе приговоры судов первой и второй инстанций. Таким образом, суды всех трех судебных инстанций пришли к единому выводу об отсутствии в действиях К.Ш.М. состава преступления.

 

5. Приговором Ленинского районного суда г.Бишкек от 1 октября 2018 года по уголовному делу № УД-385/18.Б1 –

С.Т.Б. по предъявленному обвинению п.1 ч.2 ст.313 УК Кыргызской Республики оправдан за недоказанностью его участия в совершении преступления.

Органами следствия С.Т.Б. обвиняется в том, что он, работая главным инспектором отдела специальных налоговых режимов УГНС по Ленинскому району г.Бишкек, в мае 2016 года под видом проведения проверки пришёл в авто-моечный пункт «Делюкс», расположенный по адресу: г.Бишкек, ул.Тимура Фрунзе, дом № 32, где с октября 2015 года занимался частной предпринимательской деятельностью М.Н., и в ходе проверки выявив нарушения налогового законодательства, пригласил последнего в УГНС для разрешения этих вопросов.

19 мая 2016 года примерно в 12.30 часов около здания УГНС по Ленинскому району г. Бишкек, в ходе беседы С.Т.Б. начал требовать от М.Н. взятку в сумме 20 000 сом за последние четыре месяца (февраль, март, апрель и май), сказав при этом, что он идёт на встречу и понижает требуемую сумму до 15 000 сом, обещая дать возможность М.Н. работать в авто-моечном пункте без патента.

В тот же день М.Н. обратился в УГСБЭП по г.Бишкек с заявлением о предстоящей взятке и просьбой принять меры в отношении С.Т.Б. за вымогательство взятки.

23 мая 2016 года примерно в 17.30 часов в ходе проведения следственно-оперативных мероприятий, напротив мебельного салона «Istikbal», на пересечении ул.Московской и бульвара М.Гвардии, С.Т.Б. был задержан при получении взятки в сумме 15 000 сом.

Приговором Судебной коллегии по уголовным делам и делам об административных правонарушениях Бишкекского городского суда от 16 ноября 2018 года приговор суда первой инстанции был оставлен без изменения.

Постановлением Судебной коллегии по уголовным делам и делам об административных правонарушениях Верховного суда Кыргызской Республики от 22 января 2019 года приговоры судов первой и второй инстанции оставлены в силе.

 

            Выводы:

1. С.Т.Б. является должностным лицом и субъектом преступления, предусмотренного ст.313 УК Кыргызской Республики (главный инспектор отдела специальных налоговых режимов УГНС по Ленинскому району г.Бишкек).

Согласно разъяснения п.5 постановления Пленума Верховного суда Кыргызской Республики от 25 марта 2016 года № 7 «О применении местными судами Кыргызской Республики законодательства об ответственности за должностные преступления» работники налоговых органов, наделенные в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, относятся к субъектам должностного преступления.

2. Органами следствия С.Т.Б. предъявлено обвинение по п.1 ч.2 ст.313 УК Кыргызской Республики.

Судом первой инстанции С.Т.Б. оправдан, за недоказанностью его участия в совершении преступления.

Оправдательный приговор суда первой инстанции оставлен без изменения судом второй инстанции, в последующем надзорная инстанция также оставила приговоры судов первой и второй инстанции в силе.

3.  При проверке и оценке доказательств судами установлено, что следственные действия по данному делу проводились с нарушением требований процессуального законодательства, которые перечислены ниже.

Основанием возбуждения уголовного дела послужило заявление М.Н. иприобщенные к нему CD диск и стенограмма, которые получены следователембез процессуального оформления, в нарушение требований законодательства, предусмотренного ст.170 УПК Кыргызской Республики, что влечет признание этих доказательств недопустимыми, полученными с нарушениемпроцессуального закона.

Следователем был составлен протокол личного досмотра, который не предусмотрен УПК, протокол датирован 20мая 2016  года,хотя следственное действие проводилось в другой день – 23 мая 2016 года, в протоколе в нарушение ст.170 УПК Кыргызской Республики неуказаны время начала и время окончания следственного действия.

В нарушение требований ст.29 Конституции Кыргызской Республики и ст.188УПК Кыргызской Республики следователем 21 мая 2016 года вынесено постановлениео производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров и направлено дляисполнения в ГСБЭП при Правительстве Кыргызской Республики по г.Бишкек, что является грубейшим нарушением, посколькууказанное следственное действие должно производиться на основании судебного акта, а не по постановлениюследователя.

Кроме, того постановление следователя о производстве контроля и записителефонных и иных переговоров вынесено 20 мая 2016 года, тогда как уголовное делобыло возбуждено только 23 мая 2016 года.

Суды всех инстанций указывают, что выводы обвинения не нашли своего подтверждения в судебных заседаниях, они основаны лишь на предположениях следственных органов и грубых нарушениях уголовно-процессуального закона, которые не могут быть положены в основу обвинительного приговора.

При этом суды ссылаются на ст.15 УПК Кыргызской Республики, согласно которого подозреваемый и обвиняемый не обязаны доказывать свою невиновность. Все сомнения в доказанности обвинения, которые не могут быть устранены в рамках надлежащей правовой процедуры в соответствии с УПК, толкуются в пользу обвиняемого. В его пользу должны разрешаться также не устраненные сомнения, возникшие при применении закона.

В соответствии со ст.315 УПК Кыргызской Республики обвинительныйприговор постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательствавиновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностьюисследованных доказательств, и не может быть основан на предположениях.

Согласно ст.19 УПК Кыргызской Республики суд выносит решение только на основании достоверных доказательств.

Судами участие понятых Р.А. и С.К. (согласно их показаниям и сопоставлении с другими доказательствами по делу) в следственных мероприятиях при задержании С.Т. признаны лишь соблюдением формальности со стороны органов следствия. Один из них, возможно, не участвовал при проведении оперативно-следственных действий, так как точно не указал место задержания С.Т. и егонахождение.

Кроме того, сторона обвинения в течение двухлет не обеспечила явку свидетеля М.Н. в судебное заседание, в связи с чем, его показания, данные на следствии, судам не представилось возможным проверить, они не подтверждены в судебном заседании.

Материалами дела также установлено то, что со стороны М.Н. фактически былинарушены нормы налогового законодательства, так как автомойка работала без каких-либо документов. С.Т., который проводил проверку автомойки на законных основаниях, 28 апреля 2016 года составил протокол об административном правонарушении, на основанииуказанного протокола начальником УГНС был наложенштраф в размере 5 000 сомов. М.Н. за нарушения норм налоговогозаконодательства должен был внести официальный штраф в размере 3 000 сом закаждый бокс и патент, что в общей сложности составляет 15 000 сом.

4. В связи с оправданием СТ. по предъявленному обвинению, ответы на вопросы анализа о законности, обоснованности и справедливости назначенных наказаний, их соразмерность совершенному преступлению, исключаются.

5. Приговоры суда первой и второй инстанции оставлены в силе надзорной инстанцией, как законные и обоснованные.

 

 6.Приговором Кызыл-Кийского городского суда Баткенской области от 25 августа 2017 года по уголовному делу № УД -4/17 Ба 3 –

И.Н.М. – оправдан по ч.1 ст.313 УК Кыргызской Республики в связи с недоказанностью участия в совершении преступления.

Органами следствия И.Н.М. обвиняется в том, что он, работая инженером Баткенского сектора  по регистрации специализированных технологичных машин   Департамента регистрации транспортных средств и водительского состава при Государственной регистрационной службе Кыргызской Республики при Правительстве Кыргызской Республики, совершил преступление при следующих обстоятельствах.

Примерно в начале марта 2016 года к И.Н.М. за получением свидетельства тракториста-машиниста обратился житель с.ЧонгараКадамжайского района М.Т., ранее обучавшийся в Республике Узбекистан в учебном заведении на водителя трактора, но потерявший документы, подтверждающие его обучение, также удостоверение тракториста-машиниста которого пришло в негодность.

И.Н.М. сообщил М.Т., что тот может получить документы, подтверждающие обучение в учебном заведении на водителя трактора, и новоеудостоверение тракториста-машиниста, взамен утерянного, за 7 000 сом, что оплата за обучение в учебном заведении стоит - 3 500 сом, за выписку удостоверения – 2 000 сом, а если он даст И.Н.М. 5 500 сом, то выпишет ему удостоверение тракториста-машиниста без прохождения обучения в учебном заведении.

29 марта 2016 года примерно в 16.40 часов, после того, как М.Т. в служебном кабинете И.Н.М. сообщил, что принес 5 000 сом, остальное отдаст рисом, И.Н.М., дал М.Т. расписаться на готовом не заполненном бланке (форме) заявления, и в журнале регистрации выдачи удостоверения тракториста-машиниста. 

Несмотря отсутствие, кроме копии паспорта, медицинской справки,  соответствующих платежей, документов, подтверждающих прохождение обучения в учебном заведении на водителя трактора, выдал М.Т. на руки удостоверение тракториста-машиниста на его имя под номером КG 0006047 от 30 марта 2016 года,хотя в этот день было 29 марта 2016 года. При этом он проставил печать «разрешено» в графе, где указываются сведения о разрешении на вождение специальных категорий транспорта в связи с наличием соответствующего образования, то есть, внес не соответствующие действительности сведения. После этого, снаружи здания Н.И. получил от М.Т. 5 000 сом левой рукой и положил в левый карман своих брюк. Когда М.Т. отошел в сторону, Н.И. успел неизвестным образом избавиться от полученной взятки в сумме 5 000 сом.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам и делам об административных правонарушениях Баткенской области от 17 октября 2017 года приговор суда первой инстанции оставлен в силе.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам и делам об административных правонарушениях Верховного суда Кыргызской Республики от 19 декабря 2017 года приговор суда первой инстанции и определение суда второй инстанции были отменены с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе суда.

 

Выводы:

1. Судами не соблюдены требования п.9 постановления Пленума Верховного суда Кыргызской Республики от 25 марта 2016 года № 7 «О применении местными судами Кыргызской Республики законодательства об ответственности за должностные преступления».

По судебным актам определить является ли И.Н.М.должностным лицом и субъектом преступления, предусмотренного ст.313 УК Кыргызской Республики, не представляется возможным из-за отсутствия необходимых для этого сведений о служебных правах и обязанностях И.Н.М., и какими нормативными актами они регламентированы.

И.Н.М. работал инженером Баткенского сектора по регистрации специализированных технологичных машин Департамента регистрации транспортных средств и водительского состава при Государственной регистрационной службе Кыргызской Республики (сведения о служебных правах и обязанностях не являются общеизвестными).

2. Органами следствия И.Н.М. предъявлено обвинение по ч.1 ст.313 УК Кыргызской Республики.

Однако, судом первой инстанции И.Н.М. оправданв связи с недоказанностью участия в совершении преступления.

Оправдательный приговор суда первой инстанции оставлен без изменения судом второй инстанции.

Надзорной инстанцией отменены судебные акты судов первой и второй инстанции, с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе суде.

3. При проверке и оценке доказательств суды первой и второй инстанции пришли к выводу о недоказанности вины И.Н.М. по предъявленному обвинению на основании отсутствия достоверных доказательств о вымогательстве, что имеющиеся в деле доказательства, добыты с грубыми нарушениями уголовно-процессуального законодательства и не могут быть положены в основу обвинительного приговора.

В обоснование оправдания И.Н.М. суды первой и второй инстанций указывают, что в соответствии со ст.315 УПК Кыргызской Республики обвинительный приговор постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных доказательств, и не может быть основан на предположениях, также ссылаются на ст.15 УПК Кыргызской Республики, согласно которого подозреваемый и обвиняемый не обязаны доказывать свою невиновность. Все сомнения в доказанности обвинения, которые не могут быть устранены в рамках надлежащей правовой процедуры в соответствии с УПК, толкуются в пользу обвиняемого. В его пользу должны разрешаться также не устраненные сомнения, возникшие при применении закона.

Однако, суд надзорной инстанции пришел к выводу о том, судами первой и второй инстанции материалы дела исследованы поверхностно, не дана надлежащая оценка собранным по делу доказательствам, не соблюдены требования статей 19 и 341 УПК Кыргызской Республики, полностью не выяснены обстоятельства дела, не дана правильная оценка действиям подсудимого, М.Т. признан по делу потерпевшим, хотя данная категория дел не предусматривает признание заявителя потерпевшим.

При этом надзорная инстанция ссылается на утратившее силу, в связи с принятием постановления Пленума Верховного суда Кыргызской Республики от 25 марта 2016 года № 7 «О применении местными судами Кыргызской Республики законодательства об ответственности за должностные преступления», постановление Пленума Верховного суда Кыргызской Республики от 27 сентября 2003 года № 15 «О некоторых вопросах применения судами Кыргызской Республики законодательства об ответственности за должностные преступления».

4. В связи с оправданием И.Н.М. мера наказания не назначалась. Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции. В связи с изложенным, вопросы о законности, обоснованности и справедливости назначенных наказаний, исключаются.

5. Причины отмены судебных актов первой и второй инстанции надзорной инстанцией подробно изложены в пункте 3 настоящих выводов.

 

7. Приговором Ошского городского суда от 9 февраля 2018 года по уголовному делу № УД-21/18-06 –

Ж.У.Т.  - по предъявленному обвинению по ч.1 ст.313 УК Кыргызской Республики оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления, по предъявленному обвинению по ч.1 ст.313-1 УК Кыргызской Республики оправдан в связи с отсутствием события преступления.

К.Т.С. - по предъявленному обвинению по ч.1 ст.313 УК Кыргызской Республики оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

Органами следствия помощники прокурора Кара-Суйской районной прокуратуры Ошской области Ж.У.Т. и Т.К.С. обвиняются в том, что по предварительному сговору вымогали и получили от А.Т. деньги в сумме 5 000 сом.

Постановлением Кара-Суйского районного суда от 18 июня 2014 года уголовное дело в отношении А.Т. по факту кражи было рассмотрено при участии государственного обвинителя К.С.Т. и прекращено в связи с достижением соглашения с потерпевшим. 

В тот же день К.С.Т., позвонив А.Т. по телефону номер *** (номер скрытный), попросил его отблагодарить за положительное решение суда в его пользу, для чего попросил связаться с Ж.У.Т., с которым А.Т. был знаком.

19 июня 2014 года Ж.У.Т., преследуя личные корыстные цели, договорившись с К.С.Т., со своего телефона номер*** направил А.Т. СМС «Кандай,областкаарызжазыпжатат». В тот же день примерно в 14.00 часов Ж.У.Т. в своем кабинете стал  пугать А.Т. и говорить, что в случае обжалования постановления о прекращении уголовного дела, Ошский областной суд может его лишить свободы на срок от 3 до 5 лет.

После этого в том же кабинете Ж.У.Т. и  К.С.Т. стали требовать от А.Т. 20 000 сом, затем  10 000 сом, в том числе у супруги А.Т. - Б.Б.

20 июня 2014 года Ж.У.Т., позвонив А.Т. со своего сотового телефона номер ***, вместо 10 000 сом потребовал 5 000 сом.

23 июня 2014 года, когда Ж.У.Т. и К.С.Т. вновь потребовали у А.Т. деньги, он согласился им дать взятку, но понимая незаконность их действий, обратился с заявлением по указанному факту в ГКНБ.

28 июня 2014 года во дворе Кара-Суйской районной прокуратуры А.Т. передал Ж.У.Т. обработанные специальным порошком и карандашом 5 000 сом, вложив их в кожаный ежедневник, принадлежащий Ж.У.Т. В результате проведенных мероприятий Ж.У.Т. и К.С.Т. были задержаны в служебных кабинетах, при осмотре места происшествия возле мусорных баков был обнаружен кожаный ежедневник с вложенными 5 000 сом, номера на которых соответствуют номерам заранее обработанных и переданных А.Т. денежных купюр, на руках Ж.У.Т. также были обнаружены следы люминесцентных средств, которыми были обработаны денежные средства.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам и делам об административных правонарушенияхОшского областного суда от 19 июня 2018 года  приговор суда первой инстанции в отношении Ж.У.Т. был отменен, дело рассмотрено в апелляционном порядке.

Приговором Судебной коллегии по уголовным делам и делам об административных правонарушенияхОшского областного суда от 19 июня 2018 года  приговор суда первой инстанции в отношении Т.К.С. был изменен.

Т.К.С. по предъявленному обвинению по ч.1 ст.313 УК Кыргызской Республики оправдан за недоказанностью участия в совершении преступления.

Ж.У.Т. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных  ч.1 ст.313, ч.1 ст.313-1 УК Кыргызской Республики, с назначением наказания по ч.1 ст.313 УК Кыргызской Республики в виде штрафа в размере 20-кратного размера суммы взятки, то есть 100 000 сом, по ч.1 ст.313-1 УК Кыргызской Республики в виде штрафа в размере 10-кратного размера суммы взятки, то есть 50 000 сом. На основании ст.59 УК Кыргызской Республики путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно определен штраф в размере 25-кратного размера суммы взятки, то есть 125 000 сом в доход государства. Остальная часть приговора оставлена без изменения.

Постановлением Судебной коллегии по уголовным делам и делам об административных правонарушениях Верховного суда Кыргызской Республики от 29 октября 2019 года отменены определение и приговор суда второй инстанции, оправдательный приговор суда первой инстанции оставлен в силе.

           

            Выводы:

1. Ж.У.Т. и Т.К.С., являются должностными лицами и субъектами, преступлений, предусмотренных статьями 313, 313-1 УК Кыргызской Республики (помощники прокурора Кара-Суйской районной прокуратуры Ошской области).

Согласно разъяснения п.5 постановления Пленума Верховного суда Кыргызской Республики от 25 марта 2016 года № 7 «О применении местными судами Кыргызской Республики законодательства об ответственности за должностные преступления» работники прокуратуры относятся к субъектам должностного преступления.

2. Органами следствия Ж.У.Т. предъявлено обвинение по ч.1 ст.313 и ч.1 ст.313-1  УК Кыргызской Республики, К.Т.С.предъявлено обвинение по ч.1 ст.313 УК Кыргызской Республики.

Приговором суда первой инстанцииЖ.У.Т.  оправдан по ч.1 ст.313 УК Кыргызской Республики за отсутствием в его действиях состава преступления, по ч.1 ст.313-1 УК Кыргызской Республики - оправдан в связи с отсутствием события преступления.

К.Т.С. приговором суда первой инстанции оправдан по ч.1 ст.313 УК Кыргызской Республики за отсутствием в его действиях состава преступления.

Судом второй инстанции приговор суда первой инстанции в отношении К.Т.С. изменен – суд оставил в силе оправдательный приговор в отношении К.Т.С., лишь изменив основание оправдания с формулировки «за отсутствием в его действиях состава преступления»,на «за недоказанностью участия в совершении преступления».

В отношении Ж.У.Т. суд второй инстанции отменил оправдательный приговор и вынес обвинительный приговор,признав его виновным в совершении преступлений, предусмотренных  ч.1 ст.313, ч.1 ст.313-1 УК Кыргызской Республики, с назначением окончательного наказания путем частичного сложения назначенных наказаний по ч.1 ст.313, ч.1 ст.313-1 УК Кыргызской Республики, на основании ст.59 УК Кыргызской Республики,  в виде штрафа в размере 125 000 сом.

Однако, судом надзорной инстанции судебные акты суда второй инстанции – определение и приговор, отменены, оставлен в силе оправдательный приговор суда первой инстанции.

3.При вынесении оправдательного приговора суд первой инстанции указал, что органами следствия расследование уголовного дела в отношении Ж.У.Т. и К.С.Т. велось в одностороннем порядке с обвинительным уклоном, не приняты во внимание объективные обстоятельства по делу, показания, подтверждающие, что вымогательства и получения взятки с их стороны  не было, обвинение основано на предположениях, не установлена принадлежность номеров телефонов, аудиозаписи получены с нарушением требований ст.188 УПК Кыргызской Республики, не установлена принадлежность голосов на аудиозаписи, экспертиза по этому поводу не проведена и т.д.

При этом суд первой инстанции ссылается на ч.2 ст.19 УПК Кыргызской Республики, согласно которой суд, сохраняя объективность и беспристрастность, обеспечивает сторонам обвинения и защиты необходимые условия для реализации их прав на полное исследование обстоятельств дела и выносит решение по делу лишь на основе достоверных доказательств.

Суд второй инстанции отменил оправдательный приговор суда первой инстанции в отношении Ж.У.Т., признав его виновным в совершении преступлений, предъявленных обвинением, не соглашаясь с выводами суда первой инстанции о недоказанности его вины представленными доказательствами.

В отношении К.С.Т. судом второй инстанции оправдательный приговор суда первой инстанции оставлен без изменения, при этом изменены основания оправдания, то есть формулировка «за отсутствием в его действиях состава преступления» на «за недоказанностью участия в совершении преступления».

Судом надзорной инстанции признаны обоснованными выводы суда первой инстанции об отсутствии события преступления по ч.1 ст.313-1 УК Кыргызской Республики в действиях Ж.У.Т., и отсутствии в действиях Ж.У.Т. и К.С.Т. состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.313 УК Кыргызской Республики. Судебные акты суда второй инстанции, в том числе обвинительный приговор в отношении Ж.У.Т. признан незаконным и необоснованным.

4. В связи с вынесением в отношении Ж.У.Т. и К.С.Т. оправдательного приговора, вопросы о законности, обоснованности и справедливости назначенных наказаний исключаются.

5. Причины отмены и изменения судебного акта первой инстанции судом второй инстанции, и отмены судебных актов второй инстанции надзорной инстанцией, изложены в пункте 3 настоящих выводов.

3. Приговором Октябрьского районного суда г.Бишкек от 24 июля 2017 года по уголовному делу № УД-184/17 Б2 –

А.Ч.Д. - признана виновной в совершении преступлений, предусмотренных п.3 ч.3 ст.313-1, п.1 ч.2 ст.313 УК Кыргызской Республики, с назначением наказания по п.3 ч.3 ст.313-1 УК Кыргызской Республики в виде штрафа в размере 20 000 расчетных показателей, по п.1 ч.2 ст.313 УК Кыргызской Республики в виде штрафа вразмере 40 000 расчетных показателей.

На основании ст.59 УК Кыргызской Республики, путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно А.Ч.Д. определение наказание в виде штрафа в размере 45 000 расчетных показателей, то есть 4 500 000 сомов в доход государства.

Органами следствия А.Ч.Д. обвиняется в том, что она, работая заведующей отделом по управлению человеческим ресурсами Министерства юстиции Кыргызской Республики, одновременно, являясь членом аттестационно-конкурсной комиссии Министерства юстиции совершила должностные преступления при следующих обстоятельствах.

В конце сентября, начале октября 2013 года А.Ч.Д., позвонив своей однокурснице Н.Б., с которой поддерживала дружеские отношения, сообщила, что в Чуй-Бишкекскомуправлении юстиции имеется вакантная должность главного специалиста и предложила принять участие в конкурсе.

Примерно, 15 октября 2013 года А.Ч.Д. сообщила Н.Б., что 22 октября 2013 года состоится тестирование. В этот же деньА.Ч.Д. распечатала со своего компьютера различные своды законов и дала Н.Б., чтобы она готовилась к тестированию, объяснив, что при тестировании будут заданы 800 вопросов, чтобы пройти это тестирование, ей необходимо ответить на 60 вопросов, и предложила Н.Б. купить у нее готовые ответы на вопросы за 400 долларов США.

На следующий день А.Ч.Д. передала Н.Б. готовые ответы и получила от нее взятку 200 долларов США, через два дня А.Ч.Д. передала Н.Б. вторую часть готовых ответов и получила от нее остальные 200 долларов США, всего 400 долларов США.

22 октября 2013 года Н.Б. не смогла набрать проходной балл при тестировании, в тот же день написав заявление на повторное участие в тестировании, получила допуск на  повторное тестирование, по результатам которой набрала 31 баллов и успешно прошла это тестирование.

24 октября 2013 года Н.Б. не смогла пройти собеседование с членами аттестационно-конкурсной комиссии, в составе которой была и А.Ч.Д., поскольку не смогла ответить на соответствующие вопросы. А.Ч.Д., позвонив Н.В., успокаивая ее, сказала, что 17 декабря 2013 года будет повторное тестирование и собеседование и у нее будет еще возможность пройти на вакантную должность. Н.Б. написав заявление, отдала А.Ч.Д., которая стала требовать у Н.Б. взятку в размере 2000 долларов США за успешное прохождение собеседования. 3 декабря 2013 года примерно в 20.00 часов Н.Б. передала А.Ч.Д. взятку в размере 30 000 сомов, непосредственно после получения которой была задержана сотрудниками ГУВД г.Бишкек и в присутствии понятых из своей сумки вытащила деньги в размере 30 000 сомов, полученные в качестве взятки и добровольно выдала сотрудникам милиции.

Приговором Судебной коллегии по уголовным делам и делам об административных правонарушениях Бишкекского городского суда от 6 октября 2017 года приговор суда первой инстанции оставлен без изменения.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам и делам об административных правонарушениях Верховного суда Кыргызской Республики от 14 февраля 2019 года приговоры судов первой и второй инстанции были отменены, уголовное дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе суда.

 

            Выводы:

1. АЧ.Д. является субъектом должностного преступления, предусмотренного статьями 313 и 313-1 УК Кыргызской Республики (заведующий отделом по управлению человеческим ресурсами Министерства юстиции Кыргызской Республики, одновременно член аттестационно-конкурсной комиссии Министерства юстиции).

2. Действия А.Ч.Д. следствия квалифицированы по п.3 ч.3 ст.313-1, п.1 ч.2 ст.313 УК Кыргызской Республики.Приговоры судов первой и второй инстанции о признании А.Ч.Д. виновной по предъявленному обвинению, отменены надзорной инстанцией, с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

3. Надзорная инстанция считает, что материалы уголовного дела судами не были исследованы полно и объективно, не соблюдены требования ст.19 УПК КыргызскойРеспублики, не приняты во внимание нарушения со стороныследствия и не даны им соответствующие юридические оценки. Уголовное дело было возбужденоследователем СУ ГУВД г.Бишкек Б.И. по признакам преступления, предусмотренногоч.1 ст.225 УК Кыргызской Республики, и в дальнейшем следственныемероприятия проводились под его руководством, что является незаконным, поскольку было допущено нарушение принципа подследственности, следствие по уголовным делам по указанной статье Уголовного кодекса производится следователями органов по борьбе с экономическими преступлениями (ч.5 ст.163 УПК Кыргызской Республики).

Кроме того, оперативными сотрудниками составлены протоколы и вручены звукозаписывающая аппаратуразаявительнице Б.Н. 3 декабря 2013 года для фиксации факта вымогательства взятки, записи разговора между ней и А.Ч.Д. без постановления суда о даче разрешения на прослушивание переговоров, производства контроля изаписи телефонных, и иных переговоров, что является нарушением ч.2 ст.29Конституции Кыргызской Республики. Диск с записью разговора между Б.Н. и А.Ч.Д. не может быть доказательством, поскольку по данным записям непроведена судебно-фонографическая экспертиза.

Таким образом, доказательства, полученысубъектами, не правомочными собирать доказательства и ненадлежащими процессуальными действиями, что является нарушением требований ч.3 ст.81 УПК Кыргызской Республики.

Согласно ст.15 УПК Кыргызской Республики подозреваемый и обвиняемый необязаны доказывать свою невиновность.Все сомнения в доказанности обвинения, которые не могут быть устранены врамках надлежащей правовой процедуры в соответствии с УПК,толкуются в пользу обвиняемого. В его пользу должны разрешаться также неустраненные сомнения, возникшие при применении закона.

Также, в соответствии со ст.315 УПК Кыргызской Республики обвинительныйприговор постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательствавиновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностьюисследованных доказательств, и не может быть основан на предположениях.

Суды в основу обвинительногоприговора взяли показания заявительницы Б.Н. и свидетелей – понятых Ж.Т., П.у.Э., которые ни разу не былидопрошены судами, несмотря на требования ст.253 УПК Кыргызской Республики о том, что в судебномразбирательстве дела все доказательства подлежат непосредственному исследованию.Приговор суда должен быть основан лишь на тех доказательствах, которые былиисследованы в судебном заседании.

4. В связи с отменой обвинительных приговоров, ответы на вопросы анализа о законности, обоснованности и справедливости назначенных наказаний, их соразмерность совершенному преступлению, исключаются.

5. Причины отмены приговоров суда первой и второй инстанции, их обоснование, подробно изложены в пункте 3 настоящих выводов.

 

4. Приговором Октябрьского районного суда г.Бишкек от 4 апреля 2017 года по уголовному делу № УД-131/17 Б2 –

К.Ш.М. – по предъявленному обвинению по п.п.1, 2 ч.2 ст.313, п.3 ч. 3, п.2 ч.4 ст.313-1 УК Кыргызской Республики оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

Органами следствия К.Ш.М. обвиняется в вымогательстве и получении взятки, совершенном при следующих обстоятельствах.

Так, в производстве судьи Ошского городского суда К.Ш.М. находился судебный материал по обращению Н.И. о прекращении исполнительного производства о взыскании с Н.И. материального ущерба в доход государства в сумме 50 000 сом. 22 августа 2016 года Н.И. опоздал на судебное заседание и обратился к судье К.Ш.М., чтобы уточнить дату следующего судебного заседания, тогда К.Ш.М. стал угрожал отказом в удовлетворении обращения Н.И., тем самым поставив последнего в условия, которые вынуждали дать взятку с целью предотвращения вредных последствий.

24 августа 2016 года К.Ш.М. приняв Н.И. у себя в кабинете, при нем изучил материалы дела и начал вымогать взятку, написал на отдельном листе бумаги 10 000 сом на государственном языке, для того, чтобы удовлетворить обращение Н.И. Н.И. был вынужден согласиться, чтобы предотвратить вредные последствия по выполнению постановления суда о взыскании с него 50 000 сом.

15 сентября 2016 года в ходе проведения следственно-оперативных мероприятий в 14.20 часов, после получения взятки от Н.И., в своем кабинете был задержан К.Ш.М.При обыске кабинета, в юго-восточном углу под металлическим шкафом (сейф) былобнаружен и изъят предмет взятки - деньги в сумме 10 000 сом (2 купюр по 5000 сом), которые К.Ш.М. спрятал под сейфом во избежание ответственности.

Приговором Судебной коллегии по уголовным делам и делам об административных правонарушениях Бишкекского городского суда от 7 июня 2017 года приговор суда первой инстанции оставлен без изменения.

Постановлением Судебной коллегии по уголовным делам и делам об административных правонарушениях Верховного суда Кыргызской Республики от 3 октября 2017 года приговоры судов первой и второй инстанций оставлены в силе.

 

Выводы:

1. К.Ш.М. является субъектом должностных преступлений, предусмотренных статьями 313, 313-1 УК Кыргызской Республики (судья Ошского городского суда Ошской области).

Согласно разъяснения п.5 постановления Пленума Верховного суда Кыргызской Республики от 25 марта 2016 года № 7 «О применении местными судами Кыргызской Республики законодательства об ответственности за должностные преступления» судьи системы правосудия относятся к субъектам должностного преступления.

2. Действия К.Ш.М. органами следствия квалифицированы по п.п.1, 2 ч.2 ст.313, п.3 ч. 3, п.2 ч.4 ст.313-1 УК Кыргызской Республики.

Судом первой инстанции К.Ш.М. был оправдан по предъявленному обвинению  за отсутствием в его действиях состава преступления.

Оправдательный приговор суда первой инстанции оставлен без изменения судом второй инстанции, в последующем надзорная инстанция также оставила приговоры судов первой и второй инстанции в силе.

3.  При проверке и оценке доказательств судами соблюдены требования статей 92, 93 УПК Кыргызской Республики о  всесторонности и объективности проверки и оценки доказательств.

В соответствии со ст.19 ч.2 УПК Кыргызской Республики суд, сохраняя объективность и беспристрастность, обеспечивает сторонам обвинения и защиты необходимые условия для реализации их прав на полное исследование обстоятельств дела и выносит решение по делу лишь на основе достоверных доказательств.

В обоснование вынесения оправдательных приговоров суды ссылаются на ст.315 УПК Кыргызской Республики, согласно которого обвинительный приговорпостановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновностьподсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностьюисследованных доказательств, и не может быть основан на предположениях; ч.2 ст.26 Конституции Кыргызской Республики, согласно которой любые сомненияв виновности толкуются в пользу обвиняемого;ч.3 ст.15 УПК Кыргызской Республики, согласно которой все сомнения в доказанностиобвинения, которые не могут быть устранены в рамках надлежащей правовойпроцедуры, толкуются в пользу обвиняемого, в его пользу должны разрешаться такженеустраненные сомнения, возникшие при применении закона.

Суд надзорной инстанции указывает, что выводы судов о постановлении оправдательного приговора в отношении К.Ш.М. основаны на результатах анализа и оценки материалов дела, тщательно исследованных в ходе судебного разбирательства, где установлено, что доказательства получены с нарушением требований УПК Кыргызской Республики, которые признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу решения по делу. Основания, по которым доказательство признается полученным с нарушением требований УПК Кыргызской Республики и не имеющим юридической силы, подробно изложены в вышеуказанных судебных актах.

В связи с исключением доказательств, полученных с нарушением закона,  доказательством виновности К.Ш.М. остаются только показанияИ.Н., которые вызывают обоснованные сомнения в их правдивости, посколькуопровергаются другими материалами дела.

Судебные акты содержат оценку всех доказательств, представленных органами следствия в доказательство предъявленного обвинения. Никто из допрошенных свидетелей в ходе следствия и суде первой инстанции не дали прямые показания, подтверждающие участие К.Ш.М. в совершении преступления.

4. В связи с вынесением оправдательного приговора вопросы о законности, обоснованности и справедливости назначенных наказаний, исключаются

5. Оправдательный приговор суда первой инстанции оставлен без изменения судом второй инстанции, надзорной инстанцией оставлены в силе приговоры судов первой и второй инстанций. Таким образом, суды всех трех судебных инстанций пришли к единому выводу об отсутствии в действиях К.Ш.М. состава преступления.

 

5. Приговором Ленинского районного суда г.Бишкек от 1 октября 2018 года по уголовному делу № УД-385/18.Б1 –

С.Т.Б. по предъявленному обвинению п.1 ч.2 ст.313 УК Кыргызской Республики оправдан за недоказанностью его участия в совершении преступления.

Органами следствия С.Т.Б. обвиняется в том, что он, работая главным инспектором отдела специальных налоговых режимов УГНС по Ленинскому району г.Бишкек, в мае 2016 года под видом проведения проверки пришёл в авто-моечный пункт «Делюкс», расположенный по адресу: г.Бишкек, ул.Тимура Фрунзе, дом № 32, где с октября 2015 года занимался частной предпринимательской деятельностью М.Н., и в ходе проверки выявив нарушения налогового законодательства, пригласил последнего в УГНС для разрешения этих вопросов.

19 мая 2016 года примерно в 12.30 часов около здания УГНС по Ленинскому району г. Бишкек, в ходе беседы С.Т.Б. начал требовать от М.Н. взятку в сумме 20 000 сом за последние четыре месяца (февраль, март, апрель и май), сказав при этом, что он идёт на встречу и понижает требуемую сумму до 15 000 сом, обещая дать возможность М.Н. работать в авто-моечном пункте без патента.

В тот же день М.Н. обратился в УГСБЭП по г.Бишкек с заявлением о предстоящей взятке и просьбой принять меры в отношении С.Т.Б. за вымогательство взятки.

23 мая 2016 года примерно в 17.30 часов в ходе проведения следственно-оперативных мероприятий, напротив мебельного салона «Istikbal», на пересечении ул.Московской и бульвара М.Гвардии, С.Т.Б. был задержан при получении взятки в сумме 15 000 сом.

Приговором Судебной коллегии по уголовным делам и делам об административных правонарушениях Бишкекского городского суда от 16 ноября 2018 года приговор суда первой инстанции был оставлен без изменения.

Постановлением Судебной коллегии по уголовным делам и делам об административных правонарушениях Верховного суда Кыргызской Республики от 22 января 2019 года приговоры судов первой и второй инстанции оставлены в силе.

 

            Выводы:

1. С.Т.Б. является должностным лицом и субъектом преступления, предусмотренного ст.313 УК Кыргызской Республики (главный инспектор отдела специальных налоговых режимов УГНС по Ленинскому району г.Бишкек).

Согласно разъяснения п.5 постановления Пленума Верховного суда Кыргызской Республики от 25 марта 2016 года № 7 «О применении местными судами Кыргызской Республики законодательства об ответственности за должностные преступления» работники налоговых органов, наделенные в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, относятся к субъектам должностного преступления.

2. Органами следствия С.Т.Б. предъявлено обвинение по п.1 ч.2 ст.313 УК Кыргызской Республики.

Судом первой инстанции С.Т.Б. оправдан, за недоказанностью его участия в совершении преступления.

Оправдательный приговор суда первой инстанции оставлен без изменения судом второй инстанции, в последующем надзорная инстанция также оставила приговоры судов первой и второй инстанции в силе.

3.  При проверке и оценке доказательств судами установлено, что следственные действия по данному делу проводились с нарушением требований процессуального законодательства, которые перечислены ниже.

Основанием возбуждения уголовного дела послужило заявление М.Н. иприобщенные к нему CD диск и стенограмма, которые получены следователембез процессуального оформления, в нарушение требований законодательства, предусмотренного ст.170 УПК Кыргызской Республики, что влечет признание этих доказательств недопустимыми, полученными с нарушениемпроцессуального закона.

Следователем был составлен протокол личного досмотра, который не предусмотрен УПК, протокол датирован 20мая 2016  года,хотя следственное действие проводилось в другой день – 23 мая 2016 года, в протоколе в нарушение ст.170 УПК Кыргызской Республики неуказаны время начала и время окончания следственного действия.

В нарушение требований ст.29 Конституции Кыргызской Республики и ст.188УПК Кыргызской Республики следователем 21 мая 2016 года вынесено постановлениео производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров и направлено дляисполнения в ГСБЭП при Правительстве Кыргызской Республики по г.Бишкек, что является грубейшим нарушением, посколькууказанное следственное действие должно производиться на основании судебного акта, а не по постановлениюследователя.

Кроме, того постановление следователя о производстве контроля и записителефонных и иных переговоров вынесено 20 мая 2016 года, тогда как уголовное делобыло возбуждено только 23 мая 2016 года.

Суды всех инстанций указывают, что выводы обвинения не нашли своего подтверждения в судебных заседаниях, они основаны лишь на предположениях следственных органов и грубых нарушениях уголовно-процессуального закона, которые не могут быть положены в основу обвинительного приговора.

При этом суды ссылаются на ст.15 УПК Кыргызской Республики, согласно которого подозреваемый и обвиняемый не обязаны доказывать свою невиновность. Все сомнения в доказанности обвинения, которые не могут быть устранены в рамках надлежащей правовой процедуры в соответствии с УПК, толкуются в пользу обвиняемого. В его пользу должны разрешаться также не устраненные сомнения, возникшие при применении закона.

В соответствии со ст.315 УПК Кыргызской Республики обвинительныйприговор постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательствавиновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностьюисследованных доказательств, и не может быть основан на предположениях.

Согласно ст.19 УПК Кыргызской Республики суд выносит решение только на основании достоверных доказательств.

Судами участие понятых Р.А. и С.К. (согласно их показаниям и сопоставлении с другими доказательствами по делу) в следственных мероприятиях при задержании С.Т. признаны лишь соблюдением формальности со стороны органов следствия. Один из них, возможно, не участвовал при проведении оперативно-следственных действий, так как точно не указал место задержания С.Т. и егонахождение.

Кроме того, сторона обвинения в течение двухлет не обеспечила явку свидетеля М.Н. в судебное заседание, в связи с чем, его показания, данные на следствии, судам не представилось возможным проверить, они не подтверждены в судебном заседании.

Материалами дела также установлено то, что со стороны М.Н. фактически былинарушены нормы налогового законодательства, так как автомойка работала без каких-либо документов. С.Т., который проводил проверку автомойки на законных основаниях, 28 апреля 2016 года составил протокол об административном правонарушении, на основанииуказанного протокола начальником УГНС был наложенштраф в размере 5 000 сомов. М.Н. за нарушения норм налоговогозаконодательства должен был внести официальный штраф в размере 3 000 сом закаждый бокс и патент, что в общей сложности составляет 15 000 сом.

4. В связи с оправданием СТ. по предъявленному обвинению, ответы на вопросы анализа о законности, обоснованности и справедливости назначенных наказаний, их соразмерность совершенному преступлению, исключаются.

5. Приговоры суда первой и второй инстанции оставлены в силе надзорной инстанцией, как законные и обоснованные.

 

 6.Приговором Кызыл-Кийского городского суда Баткенской области от 25 августа 2017 года по уголовному делу № УД -4/17 Ба 3 –

И.Н.М. – оправдан по ч.1 ст.313 УК Кыргызской Республики в связи с недоказанностью участия в совершении преступления.

Органами следствия И.Н.М. обвиняется в том, что он, работая инженером Баткенского сектора  по регистрации специализированных технологичных машин   Департамента регистрации транспортных средств и водительского состава при Государственной регистрационной службе Кыргызской Республики при Правительстве Кыргызской Республики, совершил преступление при следующих обстоятельствах.

Примерно в начале марта 2016 года к И.Н.М. за получением свидетельства тракториста-машиниста обратился житель с.ЧонгараКадамжайского района М.Т., ранее обучавшийся в Республике Узбекистан в учебном заведении на водителя трактора, но потерявший документы, подтверждающие его обучение, также удостоверение тракториста-машиниста которого пришло в негодность.

И.Н.М. сообщил М.Т., что тот может получить документы, подтверждающие обучение в учебном заведении на водителя трактора, и новоеудостоверение тракториста-машиниста, взамен утерянного, за 7 000 сом, что оплата за обучение в учебном заведении стоит - 3 500 сом, за выписку удостоверения – 2 000 сом, а если он даст И.Н.М. 5 500 сом, то выпишет ему удостоверение тракториста-машиниста без прохождения обучения в учебном заведении.

 29 марта 2016 года примерно в 16.40 часов, после того, как М.Т. в служебном кабинете И.Н.М. сообщил, что принес 5 000 сом, остальное отдаст рисом, И.Н.М., дал М.Т. расписаться на готовом не заполненном бланке (форме) заявления, и в журнале регистрации выдачи удостоверения тракториста-машиниста. 

Несмотря отсутствие, кроме копии паспорта, медицинской справки,  соответствующих платежей, документов, подтверждающих прохождение обучения в учебном заведении на водителя трактора, выдал М.Т. на руки удостоверение тракториста-машиниста на его имя под номером КG 0006047 от 30 марта 2016 года,хотя в этот день было 29 марта 2016 года. При этом он проставил печать «разрешено» в графе, где указываются сведения о разрешении на вождение специальных категорий транспорта в связи с наличием соответствующего образования, то есть, внес не соответствующие действительности сведения. После этого, снаружи здания Н.И. получил от М.Т. 5 000 сом левой рукой и положил в левый карман своих брюк. Когда М.Т. отошел в сторону, Н.И. успел неизвестным образом избавиться от полученной взятки в сумме 5 000 сом.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам и делам об административных правонарушениях Баткенской области от 17 октября 2017 года приговор суда первой инстанции оставлен в силе.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам и делам об административных правонарушениях Верховного суда Кыргызской Республики от 19 декабря 2017 года приговор суда первой инстанции и определение суда второй инстанции были отменены с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе суда.

 

Выводы:

1. Судами не соблюдены требования п.9 постановления Пленума Верховного суда Кыргызской Республики от 25 марта 2016 года № 7 «О применении местными судами Кыргызской Республики законодательства об ответственности за должностные преступления».

По судебным актам определить является ли И.Н.М.должностным лицом и субъектом преступления, предусмотренного ст.313 УК Кыргызской Республики, не представляется возможным из-за отсутствия необходимых для этого сведений о служебных правах и обязанностях И.Н.М., и какими нормативными актами они регламентированы.

И.Н.М. работал инженером Баткенского сектора по регистрации специализированных технологичных машин Департамента регистрации транспортных средств и водительского состава при Государственной регистрационной службе Кыргызской Республики (сведения о служебных правах и обязанностях не являются общеизвестными).

2. Органами следствия И.Н.М. предъявлено обвинение по ч.1 ст.313 УК Кыргызской Республики.

Однако, судом первой инстанции И.Н.М. оправданв связи с недоказанностью участия в совершении преступления.

Оправдательный приговор суда первой инстанции оставлен без изменения судом второй инстанции.

Надзорной инстанцией отменены судебные акты судов первой и второй инстанции, с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе суде.

3. При проверке и оценке доказательств суды первой и второй инстанции пришли к выводу о недоказанности вины И.Н.М. по предъявленному обвинению на основании отсутствия достоверных доказательств о вымогательстве, что имеющиеся в деле доказательства, добыты с грубыми нарушениями уголовно-процессуального законодательства и не могут быть положены в основу обвинительного приговора.

В обоснование оправдания И.Н.М. суды первой и второй инстанций указывают, что в соответствии со ст.315 УПК Кыргызской Республики обвинительный приговор постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных доказательств, и не может быть основан на предположениях, также ссылаются на ст.15 УПК Кыргызской Республики, согласно которого подозреваемый и обвиняемый не обязаны доказывать свою невиновность. Все сомнения в доказанности обвинения, которые не могут быть устранены в рамках надлежащей правовой процедуры в соответствии с УПК, толкуются в пользу обвиняемого. В его пользу должны разрешаться также не устраненные сомнения, возникшие при применении закона.

Однако, суд надзорной инстанции пришел к выводу о том, судами первой и второй инстанции материалы дела исследованы поверхностно, не дана надлежащая оценка собранным по делу доказательствам, не соблюдены требования статей 19 и 341 УПК Кыргызской Республики, полностью не выяснены обстоятельства дела, не дана правильная оценка действиям подсудимого, М.Т. признан по делу потерпевшим, хотя данная категория дел не предусматривает признание заявителя потерпевшим.

При этом надзорная инстанция ссылается на утратившее силу, в связи с принятием постановления Пленума Верховного суда Кыргызской Республики от 25 марта 2016 года № 7 «О применении местными судами Кыргызской Республики законодательства об ответственности за должностные преступления», постановление Пленума Верховного суда Кыргызской Республики от 27 сентября 2003 года № 15 «О некоторых вопросах применения судами Кыргызской Республики законодательства об ответственности за должностные преступления».

4. В связи с оправданием И.Н.М. мера наказания не назначалась. Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции. В связи с изложенным, вопросы о законности, обоснованности и справедливости назначенных наказаний, исключаются.

5. Причины отмены судебных актов первой и второй инстанции надзорной инстанцией подробно изложены в пункте 3 настоящих выводов.

 

7. Приговором Ошского городского суда от 9 февраля 2018 года по уголовному делу № УД-21/18-06 –

Ж.У.Т.  - по предъявленному обвинению по ч.1 ст.313 УК Кыргызской Республики оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления, по предъявленному обвинению по ч.1 ст.313-1 УК Кыргызской Республики оправдан в связи с отсутствием события преступления.

К.Т.С. - по предъявленному обвинению по ч.1 ст.313 УК Кыргызской Республики оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

 Органами следствия помощники прокурора Кара-Суйской районной прокуратуры Ошской области Ж.У.Т. и Т.К.С. обвиняются в том, что по предварительному сговору вымогали и получили от А.Т. деньги в сумме 5 000 сом.

Постановлением Кара-Суйского районного суда от 18 июня 2014 года уголовное дело в отношении А.Т. по факту кражи было рассмотрено при участии государственного обвинителя К.С.Т. и прекращено в связи с достижением соглашения с потерпевшим. 

В тот же день К.С.Т., позвонив А.Т. по телефону номер *** (номер скрытный), попросил его отблагодарить за положительное решение суда в его пользу, для чего попросил связаться с Ж.У.Т., с которым А.Т. был знаком.

19 июня 2014 года Ж.У.Т., преследуя личные корыстные цели, договорившись с К.С.Т., со своего телефона номер*** направил А.Т. СМС «Кандай,областкаарызжазыпжатат». В тот же день примерно в 14.00 часов Ж.У.Т. в своем кабинете стал  пугать А.Т. и говорить, что в случае обжалования постановления о прекращении уголовного дела, Ошский областной суд может его лишить свободы на срок от 3 до 5 лет.

После этого в том же кабинете Ж.У.Т. и  К.С.Т. стали требовать от А.Т. 20 000 сом, затем  10 000 сом, в том числе у супруги А.Т. - Б.Б.

20 июня 2014 года Ж.У.Т., позвонив А.Т. со своего сотового телефона номер ***, вместо 10 000 сом потребовал 5 000 сом.

23 июня 2014 года, когда Ж.У.Т. и К.С.Т. вновь потребовали у А.Т. деньги, он согласился им дать взятку, но понимая незаконность их действий, обратился с заявлением по указанному факту в ГКНБ.

28 июня 2014 года во дворе Кара-Суйской районной прокуратуры А.Т. передал Ж.У.Т. обработанные специальным порошком и карандашом 5 000 сом, вложив их в кожаный ежедневник, принадлежащий Ж.У.Т. В результате проведенных мероприятий Ж.У.Т. и К.С.Т. были задержаны в служебных кабинетах, при осмотре места происшествия возле мусорных баков был обнаружен кожаный ежедневник с вложенными 5 000 сом, номера на которых соответствуют номерам заранее обработанных и переданных А.Т. денежных купюр, на руках Ж.У.Т. также были обнаружены следы люминесцентных средств, которыми были обработаны денежные средства.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам и делам об административных правонарушенияхОшского областного суда от 19 июня 2018 года  приговор суда первой инстанции в отношении Ж.У.Т. был отменен, дело рассмотрено в апелляционном порядке.

Приговором Судебной коллегии по уголовным делам и делам об административных правонарушенияхОшского областного суда от 19 июня 2018 года  приговор суда первой инстанции в отношении Т.К.С. был изменен.

Т.К.С. по предъявленному обвинению по ч.1 ст.313 УК Кыргызской Республики оправдан за недоказанностью участия в совершении преступления.

Ж.У.Т. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных  ч.1 ст.313, ч.1 ст.313-1 УК Кыргызской Республики, с назначением наказания по ч.1 ст.313 УК Кыргызской Республики в виде штрафа в размере 20-кратного размера суммы взятки, то есть 100 000 сом, по ч.1 ст.313-1 УК Кыргызской Республики в виде штрафа в размере 10-кратного размера суммы взятки, то есть 50 000 сом. На основании ст.59 УК Кыргызской Республики путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно определен штраф в размере 25-кратного размера суммы взятки, то есть 125 000 сом в доход государства. Остальная часть приговора оставлена без изменения.

Постановлением Судебной коллегии по уголовным делам и делам об административных правонарушениях Верховного суда Кыргызской Республики от 29 октября 2019 года отменены определение и приговор суда второй инстанции, оправдательный приговор суда первой инстанции оставлен в силе.

           

            Выводы:

1. Ж.У.Т. и Т.К.С., являются должностными лицами и субъектами, преступлений, предусмотренных статьями 313, 313-1 УК Кыргызской Республики (помощники прокурора Кара-Суйской районной прокуратуры Ошской области).

Согласно разъяснения п.5 постановления Пленума Верховного суда Кыргызской Республики от 25 марта 2016 года № 7 «О применении местными судами Кыргызской Республики законодательства об ответственности за должностные преступления» работники прокуратуры относятся к субъектам должностного преступления.

2. Органами следствия Ж.У.Т. предъявлено обвинение по ч.1 ст.313 и ч.1 ст.313-1  УК Кыргызской Республики, К.Т.С.предъявлено обвинение по ч.1 ст.313 УК Кыргызской Республики.

Приговором суда первой инстанцииЖ.У.Т.  оправдан по ч.1 ст.313 УК Кыргызской Республики за отсутствием в его действиях состава преступления, по ч.1 ст.313-1 УК Кыргызской Республики - оправдан в связи с отсутствием события преступления.

К.Т.С. приговором суда первой инстанции оправдан по ч.1 ст.313 УК Кыргызской Республики за отсутствием в его действиях состава преступления.

Судом второй инстанции приговор суда первой инстанции в отношении К.Т.С. изменен – суд оставил в силе оправдательный приговор в отношении К.Т.С., лишь изменив основание оправдания с формулировки «за отсутствием в его действиях состава преступления»,на «за недоказанностью участия в совершении преступления».

В отношении Ж.У.Т. суд второй инстанции отменил оправдательный приговор и вынес обвинительный приговор,признав его виновным в совершении преступлений, предусмотренных  ч.1 ст.313, ч.1 ст.313-1 УК Кыргызской Республики, с назначением окончательного наказания путем частичного сложения назначенных наказаний по ч.1 ст.313, ч.1 ст.313-1 УК Кыргызской Республики, на основании ст.59 УК Кыргызской Республики,  в виде штрафа в размере 125 000 сом.

Однако, судом надзорной инстанции судебные акты суда второй инстанции – определение и приговор, отменены, оставлен в силе оправдательный приговор суда первой инстанции.

3.При вынесении оправдательного приговора суд первой инстанции указал, что органами следствия расследование уголовного дела в отношении Ж.У.Т. и К.С.Т. велось в одностороннем порядке с обвинительным уклоном, не приняты во внимание объективные обстоятельства по делу, показания, подтверждающие, что вымогательства и получения взятки с их стороны  не было, обвинение основано на предположениях, не установлена принадлежность номеров телефонов, аудиозаписи получены с нарушением требований ст.188 УПК Кыргызской Республики, не установлена принадлежность голосов на аудиозаписи, экспертиза по этому поводу не проведена и т.д.

При этом суд первой инстанции ссылается на ч.2 ст.19 УПК Кыргызской Республики, согласно которой суд, сохраняя объективность и беспристрастность, обеспечивает сторонам обвинения и защиты необходимые условия для реализации их прав на полное исследование обстоятельств дела и выносит решение по делу лишь на основе достоверных доказательств.

Суд второй инстанции отменил оправдательный приговор суда первой инстанции в отношении Ж.У.Т., признав его виновным в совершении преступлений, предъявленных обвинением, не соглашаясь с выводами суда первой инстанции о недоказанности его вины представленными доказательствами.

В отношении К.С.Т. судом второй инстанции оправдательный приговор суда первой инстанции оставлен без изменения, при этом изменены основания оправдания, то есть формулировка «за отсутствием в его действиях состава преступления» на «за недоказанностью участия в совершении преступления».

Судом надзорной инстанции признаны обоснованными выводы суда первой инстанции об отсутствии события преступления по ч.1 ст.313-1 УК Кыргызской Республики в действиях Ж.У.Т., и отсутствии в действиях Ж.У.Т. и К.С.Т. состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.313 УК Кыргызской Республики. Судебные акты суда второй инстанции, в том числе обвинительный приговор в отношении Ж.У.Т. признан незаконным и необоснованным.

4. В связи с вынесением в отношении Ж.У.Т. и К.С.Т. оправдательного приговора, вопросы о законности, обоснованности и справедливости назначенных наказаний исключаются.

5. Причины отмены и изменения судебного акта первой инстанции судом второй инстанции, и отмены судебных актов второй инстанции надзорной инстанцией, изложены в пункте 3 настоящих выводов.

Продолжение в следующей статье.

О нас

Статистика

Всего материалов
Заданных вопросов
Полученных ответов
Отзывов на судей
4428
577
381
4944

Контакты

0 (312) 31-64-47
koomkg1@gmail.com
с 09-00 до 17-00
ул. Табышалиева 3, 1 этаж, (пересечение ул. Боконбаева и Манаса)

Как нас найти?