Анализ судебных актов по делам о злоупотреблении должностным положением

материал добавлен 2019-09-11 17:00:56
просмотров 123

 

Введение

Коррупционные проявления в обществе оказывают негативное воздействие на процессы политического, социально-экономического, общественного развития, формирование нравственных ценностей граждан, способствует подрыву доверия к институтам государственной власти, и препятствуют эффективности государственного управления.

Вопрос противодействия коррупции в настоящее время является одной из первостепенных задач государственной власти  и общества в целом.

ОО «Институт общественного анализа» осуществляет исследовательскую, экспертно-аналитическую деятельность по широкому кругу вопросов становления гражданского общества, выступает с инициативами по различным вопросам общественной жизни, вносит предложения в органы государственной и муниципальной власти и управления по вопросам развития и совершенствования деятельности демократических институтов, механизмов защиты прав и законных интересов граждан.

ОО «Институт общественного анализа», являясь членом Антикоррупционного делового совета,проводит мониторинг реализации Национальной стратегии борьбы с коррупцией в Кыргызской Республике, разрабатывает программы гражданских инициатив по снижению уровня коррупции и т.д.

В рамках проекта «К усилению противодействия коррупции через анализ расследований и рассмотрений уголовных дел коррупционной направленности, и совершенствования законодательства»ОО «Институт общественного анализа»также  проводитанализ судебных актов, вынесенных по рассмотрению уголовных дел коррупционной направленности.

 

  1. Цель исследования

 

1. Анализ судебных актов по уголовным делам, предусмотренным статьей 304 УК Кыргызской Республики «Злоупотребление должностным положением», рассмотренным судами в 2017-2019 годах, проведен для изучения судебной практики по:

  • определению субъектов преступления;
  • правильности квалификации и переквалификации действий виновных судами, разграничение со смежными составами преступлений;
  • наличию различного подхода к квалификации деяния отдельными судами по аналогичным преступлениям, их причины;
  • соблюдению принципов всесторонности и объективности при проверке и оценке судами доказательственной базы, достоверности доказательств?
  • соблюдению судами принципов законности, обоснованности и справедливости при назначении наказания, их соразмерности совершенному преступлению.

2. Сравнительный анализ содержаний статей 304 УК Кыргызской Республики 1997 года «Злоупотребление должностным положением» и соответствующей статьи 320 УК Кыргызской Республики 2017 года «Злоупотребление должностным положением».

3. Выработка со стороны гражданского общества предложений и рекомендаций по результатам исследования для ветвей государственной власти, направленных на усиление противодействия коррупционным преступлениям.

 

  1. Методы исследования

 

В данной работе проведен анализ судебных актов (приговоров, постановлений, определений), вынесенных судами по результатам рассмотрения уголовных дел по статье 304 УК Кыргызской Республики.

Судебные акты всех судебных инстанций по конкретным уголовным делам, рассмотренным в 2017-2019 годах по статье 304 УК Кыргызской Республики «Злоупотребление должностным положением», были получены из сайта www.act.sot.kg (доступ открытый).

Судебные акты имеют «деперсонифицированные» данные, то есть, отсутствуют ФИО подсудимых, свидетелей и т.д., которые в настоящей работе указаны в том же порядке.  

Анализ проведен по 15 судебным актам (судебные акты трех судебных инстанций) по 5 уголовным делам в отношении 5 лиц.

Анализ судебных актов всех судебных инстанций, рассмотревших дело в отношении каждого лица, привлекаемого к уголовной ответственности, проводился путем кабинетного исследования по нижеследующим вопросам:

  1. Является ли лицо, привлекаемое к уголовной ответственности по статье 304 УК Кыргызской Республики, субъектом данного преступления?
  2. Правильно ли квалифицированы действия подсудимого судом?
  3. Всесторонность и объективность проверки, оценки судом доказательственной базы, достоверность доказательств?
  4. Законность, обоснованность и справедливость назначенных наказаний, их соразмерность совершенному преступлению?
  5. Причины отмены или изменения судебного акта вышестоящими инстанциями, и их обоснованность?

Также проведен сравнительный анализ норм, предусматривающих уголовную ответственность за злоупотребление должностным положением – статьи 304 по Уголовному кодексу Кыргызской Республики от 1 октября 1997 года № 68 и статьи 320 по Уголовному кодексу Кыргызской Республики от 2 февраля 2017 года № 19, введенному в действие с 1 января 2019 года. 

 

  1. Уголовное судопроизводство. Требования, предъявляемые к рассмотрению дел по должностным преступлениям и судебным актам по уголовным делам

Должностные преступления предусмотрены в Главе 30 Уголовного кодекса Кыргызской Республики (1997 года): коррупция, злоупотребление должностным положением, превышение должностных полномочий и др.

Уголовное судопроизводство определяется Конституцией Кыргызской Республики, Законом Кыргызской Республики «О Верховном суде Кыргызской Республики и местных судах» и Уголовно-процессуальным кодексом Кыргызской Республики,  международными договорами, участницей которых является Кыргызская Республика, а также общепризнанные принципы и нормы международного права.

Задачами уголовного процесса являются быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение и привлечение к уголовной ответственности лиц, их совершивших, справедливое судебное разбирательство и правильное применение уголовного закона.

Уголовно-процессуальный кодекс Кыргызской Республики 1999 года действовал до 1 января 2019 года иутратил силу в связи с введением в силу нового Уголовно-процессуального кодекса, принятого в 2017 году.

В соответствии со статьей 310 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики (1999 года) приговор суда должен быть законным и обоснованным. Приговор признается законным, если он постановлен с соблюдением всех требований закона и на основе закона. Приговор признается обоснованным, если он постановлен на основании всестороннего и объективного исследования представленных суду доказательств. Приговор должен быть справедливым.

27 февраля 2009 года постановлением Пленума Верховного суда Кыргызской Республики № 8 «О судебном приговоре» судам было дано разъяснение по вопросам, разрешаемым судьей при постановлении приговора, 24 мая 2019 года принято новое постановление Пленума Верховного суда Кыргызской Республики № 13 «О судебном приговоре».

Статьей 26 Конституции Кыргызской Республики предусмотрено, что каждый  считается невиновным в совершении преступления, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу судебным решением. Нарушение этого принципа является основанием для возмещения через суд материального и морального вреда.

Никто не обязан доказывать свою невиновность. Любые сомнения в виновности толкуются в пользу обвиняемого.

Никто не может быть осужден лишь на основе его собственного признания в совершении преступления.

Бремя доказывания вины по уголовному делу возлагается на обвинителя. Доказательства, добытые с нарушением закона, не могут использоваться для обоснования обвинения и вынесения судебного акта.[1]

Этот же принцип «презумпции невиновности» предусматривает Уголовно-процессуальный кодекс  Кыргызской Республики в статье 15, согласно которой, обвиняемый считается невиновным пока его виновность в совершении преступления не будет установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Подозреваемый и обвиняемый не обязаны доказывать свою невиновность.

Все сомнения в доказанности обвинения, которые не могут быть устранены в рамках надлежащей правовой процедуры в соответствии с УПК Кыргызской Республики, толкуются в пользу обвиняемого. В его пользу должны разрешаться также неустраненные сомнения, возникшие при применении закона.[2]

В соответствии с ч.2 ст.19 УПК Кыргызской Республики суд, сохраняя объективность и беспристрастность, обеспечивает сторонам обвинения и защиты необходимые условия для реализации их прав на полное исследование обстоятельств дела и выносит решение по делу лишь на основании достоверных доказательств[3].

            Обвинительный приговор постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных доказательств, и не может быть основан на предположениях.[4]

            В соответствии со статьей 82 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики «Факты и обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу» по уголовному делу подлежат доказыванию:

  1. событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления, и наступившие его вредные последствия);
  2. форма вины и мотивы преступления; невиновное причинение вреда;
  3. обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, подсудимого;
  4. обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, подсудимого;
  5. характер и размер ущерба, причиненного преступлением;
  6. обстоятельства, исключающие преступность деяния;
  7. обстоятельства, влекущие освобождение от уголовной ответственности и наказания.

С учетом этих требований и в силу части 1 статьи 319 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий от преступления. Если преступление совершено группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, в приговоре должно быть четко указано, какие конкретно преступные действия совершены каждым из соучастников преступления.

            В приговоре необходимо привести всесторонний анализ доказательств, на которых суд основал свои выводы, при этом должны получить оценку все доказательства – как уличающие, так и оправдывающие подсудимого.[5]

Проверка доказательств производится судом в соответствии с требованиями статьи 92 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики, согласно которого собранные по делу доказательства подлежат всесторонней и объективной проверке. Проверка состоит в анализе полученного доказательства, его сопоставлении с другими доказательствами, собирании новых доказательств, проверке источников их получения.

В соответствии со статьей 93 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики «Оценка доказательств» суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности, при этом руководствуясь законом.

            Признавая подсудимого виновным в совершении преступления по определенным квалифицирующим признакам (тяжкие или особо тяжкие последствия, крупный и значительный ущерб, существенный вред, ответственное должностное положение подсудимого и другие), суд не должен ограничиваться ссылкой на соответствующий признак, а обязан привести в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака.[6]

            Суды не должны допускать фактов назначения виновным наказания, которое по своему размеру является явно несправедливым как вследствие мягкости, так и вследствие суровости.

            В соответствии со статьей 53 Уголовного кодекса Кыргызской Республики суд при назначении наказания обязан учитывать характер и степень общественной опасности совершения преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи. Исходя из этого, в приговоре необходимо указывать, какие обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности подсудимого, а также иные обстоятельства, характеризующие его личность, доказаны при разбирательстве уголовного дела и учтены судом при назначении наказания.[7]

            Суды обязаны строго выполнять требования статьи 319 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики о необходимости мотивировать в приговоре выводы по вопросам, связанным с назначением уголовного наказания.[8]

            25 марта 2016 года Пленумом Верховного суда Кыргызской Республики принято постановление № 7 «О применении местными судами Кыргызской Республики законодательства об ответственности за должностные преступления», в п.1 которого обращается внимание судов на необходимость строгого соблюдения законодательства об ответственности за должностные преступления, при рассмотрении дел данной категории, тщательно исследовать обстоятельства каждого дела, устанавливать, что входит в служебные полномочия должностного лица, сохраняя объективность и беспристрастность, обеспечить сторонам обвинения и защиты необходимые условия для реализации их прав на полное исследование обстоятельств дела.

Оправдательный приговор постановляется в случаях, если:

  1. отсутствует событие преступления;
  2. в деянии подсудимого нет состава преступления;
  3. не доказано участие подсудимого в совершении преступления;
  4. правомерно деяние, причинившее вред в силу уголовного закона (необходимая оборона, крайняя необходимость, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, исполнение приказа или иного распоряжения, обоснованный риск);
  5. коллегией присяжных заседателей вынесен оправдательный вердикт в отношении подсудимого.

Оправдание по любому из перечисленных оснований означает признание невиновности подсудимого и влечет за собой его полную реабилитацию.[9]

При постановлении оправдательного приговора в его описательно-мотивировочной части указывается существо предъявленного обвинения, излагаются обстоятельства дела, установленные судом, приводятся основания для оправдания подсудимого и анализируются доказательства, обосновывающие вывод суда о невиновности подсудимого, приводятся мотивы, по которым суд отверг доказательства, положенные в основу обвинения.[10]

 

  1. Злоупотребление должностным положением. Субъект преступления

 

Уголовный кодекс Кыргызской Республики (1997 года)

Глава 30. Должностные преступления

Статья 304. Злоупотребление должностным положением

(1) Использование должностным лицом своего служебного положения вопреки интересам службы, если это деяние повлекло нарушение прав и законных интересов граждан или юридических лиц либо охраняемых законом интересов общества или государства, -

наказывается штрафом в размере от одной тысячи до двух тысяч расчетных показателей либо лишением свободы на срок от одного года до трех лет.

(2) То же деяние, совершенное с целью извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц, а также иной личной заинтересованности, -

наказывается штрафом в размере от трех тысяч до четырех тысяч расчетных показателей либо лишением свободы на срок от трех до пяти лет.

(3) Деяние, предусмотренное частью второй настоящей статьи, совершенное:

1) с причинением особо крупного ущерба;

2) в интересах организованной преступной группы или преступного сообщества;

3) с целью смены собственника помимо его воли, -

наказывается штрафом в размере от двадцати тысяч до тридцати тысяч расчетных показателей либо лишением свободы на срок от пяти до восьми лет с конфискацией имущества или без таковой.

(4) Деяния, предусмотренные частями второй и третьей настоящей статьи, совершенные должностным лицом, занимающим ответственное положение, -

наказываются штрафом в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч расчетных показателей либо лишением свободы от восьми до двенадцати лет с конфискацией имущества.

Примечания. 1. Должностными лицами в статьях настоящей главы признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные, контрольно-ревизионные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Кыргызской Республики и иных воинских формированиях.

2. Должностными лицами, занимающими ответственное положение, в статьях настоящего Кодекса признаются лица, занимающие государственные должности, установленные Конституцией Кыргызской Республики, конституционными законами Кыргызской Республики для непосредственного исполнения полномочий государственных органов.

3. Государственные служащие и служащие органов местного самоуправления, не относящиеся к числу должностных лиц, несут уголовную ответственность по соответствующим статьям настоящего Кодекса.

4. Деяние, предусмотренное в данной статье, признается совершенным с причинением особо крупного ущерба, если он в двадцать тысяч раз превышает расчетный показатель, установленный законодательством Кыргызской Республики на момент совершения преступления.

В пунктах 3-9 постановления Пленума Верховного суда Кыргызской Республики от 25 марта 2016 года № 7 «О применении местными судами Кыргызской Республики законодательства об ответственности за должностные преступления», со ссылкой на примечание к статье 304 Уголовного кодекса Кыргызской Республики, судам дано разъяснение по определению субъектов должностных преступлений.

Так, согласно разъяснений в пункте 5 указанного постановления к субъектам должностного преступления относятся: представители власти, осуществляющие законодательную, исполнительную или судебную власть, а также работники государственных, налоговых или контролирующих органов, наделенных в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, а также организациями независимо отихведомственной подчиненности (например: депутаты ЖогоркуКенеша, депутаты местных кенешей, члены Правительства, руководители органов исполнительной власти, судьи системы правосудия, работники прокуратуры, налоговых, таможенных органов, органов МВД, ГКНБ, ГСИН, ГСКН, ГСБЭП, ПССИ Судебного департамента при Верховном суде Кыргызской Республики, состоящие на государственной службе аудиторы, государственные инспекторы, контролеры, военнослужащие при выполнении возложенных на них обязанностей по охране общественного порядка).[11]

Для обеспечения качественного судебного рассмотрения дел суды должны устанавливать служебные права и обязанности должностного лица, нормативные акты их регламентирующие, мотив, цель и фактические обстоятельства совершенного деяния, а также наличие причинной связи между нарушением (неисполнением) либо ненадлежащим исполнением должностным лицом своих обязанностей и наступившими вредными последствиями. Указание на конкретный акт, наделяющий лицо соответствующими полномочиями, а также на конкретные права и обязанности, которыми лицо незаконно воспользовалось, является обязательным.[12]

При решении вопроса  об ответственном положении должностного лица суд должен исходить из занимаемой этим лицом должности, важности осуществляемых им служебных обязанностей и функций, прав и полномочий, которыми оно наделено, а также характера организации, в которой работает виновный. К числу таких лиц относятся те, которые наделены более широкими сравнительно с другими должностными лицами полномочиями. Эти полномочия могут быть сопряжены либо с замещением руководящей должности, либо с особенностями организации, которую представляет виновный: орган власти, контролирующие и ревизующие органы, органы призванные осуществлять борьбу с преступлениями и иными правонарушениями, а именно лица, занимающие государственные должности, установленные Конституцией Кыргызской Республики, конституционными законами Кыргызской Республики для непосредственного исполнения полномочий государственных органов.

В случае признания виновного должностным лицом, занимающим ответственное положение, суд должен привести в приговоре мотивы, по которым он пришел к выводу о наличии данного квалифицирующего признака.[13]

По делам о злоупотреблении должностным положением и о превышении должностных полномочий судам надлежит наряду с другими обстоятельствами дела, выяснить и указать в приговоре какие именно права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства были нарушены, характер причиненного вреда, а также наличие причинной связи между ним и действиями (бездействиями) подсудимого.[14]

 

  1. Анализ судебных актов по делам о злоупотреблении должностным положением

Анализ судебных актов проведен в отношении каждого подсудимого по нижеследующим вопросам с последующими выводами.

  1. Является ли лицо, привлекаемое к уголовной ответственности по статье 304 УК Кыргызской Республики, субъектом данного преступления?
  2. Правильно ли квалифицированы действия подсудимого судом?
  3. Всесторонность и объективность проверки, оценки судом доказательственной базы, достоверность доказательств?
  4. Законность, обоснованность и справедливость назначенных наказаний, их соразмерность совершенному преступлению?
  5. Причины отмены или изменения судебного акта вышестоящими инстанциями, и их обоснованность?

 

1. Приговором Ысык-Атинского районного суда Чуйской области от 20 июня 2017 года по уголовному делу № УД-1-12/17-8

А.Б.И.признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 304 УК Кыргызской Республики, с назначением наказания в виде лишения свободы сроком на 5  лет.

Уголовное дело в отношении А.Б.И. на основании ст.67 УК Кыргызской Республики прекращено в связи истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Гражданский иск Чуйской областной прокуратуры удовлетворен - с А.Б.И. взыскано в возмещение материального ущерба в пользу государства в сумме 281 538 сом.

Органами следствия А.Б.И. обвинялся в том, что он, являясь начальником ГП «Северо-Кыргызской геологической экспедиции» 21.01.2014 года заключил договор с ОсОО «NK GROUP» за № 02-ПА-14, где для погашения образовавшейся задолженности, без проведения мониторинга цен на соответствующей оценки эксперта, на заведомо невыгодных для государства условиях взаиморасчетом приобрел  автомашину марки «Лексус GX 470» 2005 года выпуска на сумму 1 850 940 сом, в нарушение требований статей 1 и 17 Закона Кыргызской Республики «О государственных закупках», п.6 Положения о фонде по управлению государственного имущества.

Приговором Судебной коллегии по уголовным делам и делам об административных  правонарушениях Чуйского областного суда от 17 августа 2017 года приговор суда первой инстанции в отношении А.Б.И. оставлен без изменения.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам и делам об административных правонарушениях Верховного суда Кыргызской Республики от 12 февраля 2019 года приговоры судов первой и второй инстанций отменены с направлением уголовного дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции для восполнения пробелов судопроизводства и полного исследования обстоятельств дела.

 

Выводы:

 

1.А.Б.И. является должностным лицом и субъектом преступления, предусмотренного ст.304 УК Кыргызской Республики (начальник ГП «Северо-Кыргызской геологической экспедиции»).

В постановлении Пленума Верховного суда Кыргызской Республики от 25 марта 2016 года № 7 «О применении местными судами Кыргызской Республики законодательства об ответственности за должностные преступления» в п.5 пп. «б»  судам дано разъяснение о том, что под административно-хозяйственными функциями следует понимать полномочия по управлению и распоряжению государственным имуществом: установление порядка его хранения, переработки, реализации, учет и контроль над расходованием материальных ценностей, получение и выдача денежных средств и документов и т.п.

2. Действия А.Б.И. судом первой и второй инстанции квалифицированы по ч.2  ст.304 УК Кыргызской Республики. Однако, приговоры судов первой и второй инстанции отменены надзорной инстанцией, с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанциидля восполнения пробелов судопроизводства и полного исследования обстоятельств дела, которые позволят определить имело ли место событие преступления и есть ли в действиях подсудимого состав преступления.

3. Исследованные судами  доказательства не достаточны для определения, имело ли место событие преступления или имеется ли в действиях А.Б.И. состав преступления, о чем указано в пункте 2 настоящих выводов.

4. Суд признав подсудимого виновным в предъявленном обвинении, назначил наказаниев виде лишения свободы сроком на 5 лет, то есть высший предел предусмотренной санкции по ч.2 ст.304 УК Кыргызской Республики, затем прекратил уголовное дело в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности. Тем самым подсудимый фактически освобожден от отбытия назначенной меры наказания.

5. Отмена Верховным судом приговоров судов первой и второй инстанции  является обоснованным, так как исследование вышеизложенных обстоятельств дела позволит определить имело ли место событие преступления или имеется ли в действиях подсудимого состав преступления.

 

2. Приговором Первомайского районного суда г.Бишкек от 15 октября 2018 года по уголовному делу № УД-537/18.Б3 -

О. К. по предъявленным обвинениям по п.п.1 и 2 ч.4 ст. 313-1 и ч.4 ст. 304 УК Кыргызской Республики признан невиновным иоправдан за отсутствием в его действиях составов преступлений.

Органами следствия подсудимый О.К. обвиняется в том, что он, являясьдолжностным лицом, занимавшим ответственное положение, из корыстных и низменных побуждений совершил умышленные преступления при следующих обстоятельствах.

Подсудимый ОК., будучи депутатом ЖогоркуКенеша Кыргызской Республики V созыва, одновременно являясь председателем Комитета по образованию, науке, культуре и спорту ЖогоркуКенеша Кыргызской Республики, тем самым, являясь должностным лицом, занимающим ответственное положение, используя свое служебное положениевопреки интересам службы, из корыстных и низменных побуждений, решил извлечь выгоду для себя и других лиц в процессе поступления абитуриентов в КРСУим.Б.Ельцина,  создав тем самым угрозу охраняемым интересам общества и государства.

В целях реализации своих преступных намерений, примерно в начале августа 2013 года О.К. обратился к экс-депутату ЖогоркуКенеша Кыргызской Республики Г.С. и попросил её найти абитуриентов, желающих поступить на контрактную форму обучения первого курса медицинского факультета КРСУ, при этом обещая оказать содействие им в этом, при условии передачи ему денежных средств в размере 3 500 долларов США (по курсу НБКР 169 750 сом) за каждого абитуриента.

В свою очередь Г.С. сообщила об этом своей помощнице А.К., которая через своих знакомых нашла четверых абитуриентов в лице К.К., Б.К., А.К. к. и Б.Т., которые не могли успешно пройти отбор и поступить в КРСУ, а также были согласны на передачу 3 500 долларов США за зачисление в указанное высшее учебное заведение.

Далее, примерно в августе 2013 года Г.С., получив через А.К. от родственниковвышеотмеченных абитуриентов денежные средства в общей сумме 14 000 долларов США, по предварительной договоренности передала их прибывшему от  О.К.  неустановленному следствием лицу за зачисление К.К., Б.К., А.К. к. и Б.Т. на первый курс медицинского факультета КРСУ, на контрактной основе.

После чего Г.С. при разговоре с О.К. получила подтверждение о получении последним указанной суммы денежных средств.

Таким образом, О.К., обладая властными полномочиями и занимая ответственное положение, ведя активную политическую деятельность и принимая решения государственного значения, в целях незаконного получения материальных благ, посягнул на общественные отношения, обеспечивающие авторитет и репутацию государственной службы, уважение и доверие к ней со стороны населения Кыргызской Республики, а также законную деятельность государственного аппарата, создав угрозу интересам общества и государства, тем самым, используя свое служебное положение, незаконно получил взятку в виде денежных средств в размере 14 000 долларов США (по курсу НБКР679 000 сом) от Г.С. за оказание содействия в зачислении К.К., Б.К., К. к. и Б.Т. намедицинский факультет КРСУ.

22 августа 2013 года О.К., продолжая свой преступный замысел и реализацию взятых на себя обязательств, обратился к министру образования и науки Кыргызской Республики (МОиН) К.С. с требованием увеличить квоту по медицинской специальности на контрактные места в КРСУ и Кыргызскую государственную медицинскую академию, после чего зачислить приказом МОиН рекомендуемых им абитуриентов.

В свою очередь, К.С. на требования О.К. объяснил, что даже в случае увеличения квот, на данные места все равно должен пройти конкурс, и будут зачислены теабитуриенты, которые имеют высокие показатели общереспубликанского тестирования и вступительных экзаменов.Кроме этого, К.С. также пояснил О.К., что приказом МОиН невозможно зачислитьабитуриентов, так как он не имеет на это право, на что последний, не желая отступать от своего преступного плана, сообщил К.С., что он направит в МОиН письмо со списком рекомендуемых им студентов.

В тот же день за подписью О.К. в адрес МОиН было направлено письмо за исх. №12-10040/13, в котором было указано, что на основании поступивших обращений от депутатов ЖогоркуКенеша Кыргызской Республики, абитуриентов и их родителей из различных регионов, пострадавших от стихийных бедствий, из высокогорных районов,абитуриентов из малообеспеченных семей и инвалидов, а также в связи с нехваткой врачей в сельской местности просит рассмотреть вопрос о зачислении 27 абитуриентов на медицинский факультет КРСУ, в том числе К.К., Б.К., А.К. к. и Б.Т.

После чего О.К., злоупотребляя своим должностным положением и незаконнопользуясь наделенной властью в связи с занимаемой им должностью, неоднократно оказывая давление на МОиН К.С. и ректора КРСУ В.Н., а также статс-секретаря МОиН К.Ш., стал требовать от последних зачислить рекомендуемых им абитуриентов на медицинский факультет КРСУ.

В результате чего, 30 августа 2013 года на заседании государственной грантовойкомиссии МОиН было принято решение направить обращение О.К. на рассмотрение приемной комиссии КРСУ, которой поручить провести анализ результатов ОРТ, собрать документы, подтверждающие соответствующий социальный статус абитуриентов, и на основании данного анализа рассмотреть возможность их зачисления на контрактную форму обучения медицинского факультета КРСУ, а во исполнение данного решения государственнойгрантовой комиссии МОиН, К.С. был издан соответствующий приказ №572/1 от 3 сентября 2013 года.

Примерно в начале сентября 2013 года О.К. в целях исполнения взятых на себя обязательств и извлечения для себя материальной выгоды, вызвал к себе в кабинет Н., где показал последнему список из 27 абитуриентов, после чего стал требовать зачислить данных абитуриентов на контрактную форму обучения медицинского факультета КРСУ.

В свою очередь В.Н. сообщил К.О., что в связи с началом учебного процесса исполнить его требование не представляется возможным, на что последний в ультимативной форме указал на необходимость зачисления указанных абитуриентов.

Через некоторое время в КРСУ поступил приказ МОиН №572/1 от 3 сентября 2013 года с приобщением копии письма за исх.№12-10040/13 от 22 августа 2013 года за подписью председателя Комитета по образованию, науке, культуре и спорту ЖогоркуКенеша Кыргызской Республики О.К.

На основании приказа МОиН №572/1 от 3 сентября 2013 года и копии письма за исх.№ 12-10040/13 от 22 августа 2013 года была созвана приемная комиссия КРСУ, которой было принято решение рекомендовать руководству КРСУ зачислить на контрактную форму обучения медицинского факультета КРСУ 24 абитуриентов из вышеотмеченного списка, представленного О.К.

20 сентября 2013 года ректором КРСУ В.Н. издан приказ №1380-кс о зачислении 24 абитуриентов из вышеуказанного письма председателя Комитета по образованию, науке, культуре и спорту ЖогоркуКенеша Кыргызской Республики О.К., в том числе абитуриентов К.К., Б.К., А.К. к. и Б.Т.

Однако, при оформлении необходимых документов в КРСУ студенты К.К., Б.К., А.К. к. и Б.Т. и их родственники не смогли оплатить сумму двойного контракта, в связи с чем обратились к Г.С., отметив, что изначально вопрос о двойном контракте не стоял.

В связи с чем Г.С. поставила данный вопрос перед О.К. и потребовала от него вернуть сумму одного контракта для передачи родственникам указанных четырех студентов.

На что О.К. дал согласие и попросил встретиться с его женой Ч.О. и получить у нее денежные средства в сумме 4 000 долларов США для передачи родственникам указанных четырех студентов, а также для последующего внесения в кассу КРСУ, в качестве части суммы двойного контракта.

В связи с чем примерно в сентябре 2013 года Г.С. на ул.Байтик-Баатыра (ул.Советская) в районе здания ОАО «ТНК «Дастан» г.Бишкек, встретившись с Ч.О., получила от последней денежные средства в размере 4 000 долларов США (по курсу НБ КР 194 000 сом), которые в последующем были переданы через А.К. родственникам К.К., Б.К., А.К. к. и Б.Т.

Таким образом, О.К., обладая властными полномочиями и занимая ответственное положение, ведя активную политическую деятельность и принимая решениягосударственного значения, в целях незаконного получения материальных благ, как представителя органов власти Кыргызской Республики, должностного лица при исполнении своих служебных обязанностей, при вышеуказанных обстоятельствах повлекли существенное нарушение охраняемых законом интересов личности, общества и государства, выразившееся в подрыве авторитета органов государственной власти, тем самым, создав угрозу охраняемым интересам общества и государства.          

Следственными органами действия О.К. были квалифицированы в совершении преступлений, предусмотренных п.п.1 и 2 ч.4 ст.313-1 , ч.4 ст.304 УК Кыргызской Республики.

Приговором Судебной коллегии по уголовным делам и делам об административныхправонарушениях Бишкекcкого городского суда от 6 декабря 2018 года оправдательный приговор суда первой инстанции в отношении О.К. был оставлен без изменения.

Постановлением Судебной коллегии по уголовным делам и делам об административных правонарушениях Верховного суда Кыргызской Республики от 18 февраля 2019 года приговоры судов первой и второй инстанции в отношении О.К. оставлены в силе.

 

            Выводы:

 

1. Подсудимый О.К. является должностным лицом, занимающим ответственное положение, и субъектом преступлений, предъявленных ему обвинением п.п.1 и 2 ч.4 ст.313-1 , ч.4 ст.304 УК Кыргызской Республики (депутат ЖогоркуКенеша Кыргызской Республики V созыва, одновременно - председатель Комитета по образованию, науке, культуре и спорту ЖогоркуКенеша Кыргызской Республики).

2. Судом первой инстанции О.К. был оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

Суд второй инстанции, соглашаясь с выводами суда первой инстанции, оставил оправдательный приговор без изменения.

В последующем и надзорная инстанция пришла к выводу об отсутствии в действиях О.К. состава преступления, судебные акты судов первой и второй инстанции оставлены в силе.

3. Надзорная инстанция в своем постановлении указала, что анализ материалов дела свидетельствуют о том,что добытые следствием доказательства, а также материалы по делусудами первой и апелляционной инстанций исследованы достаточно полно и им дананадлежащая оценка.Судом первой инстанции обоснованно отмечено, что в случае с действиями О.К.отсутствует такой признак объективной стороны, как деяние в виде использованиядолжностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы. Такжепо делу не установлено, что подсудимый О.К. действовал в данном случае именно сцелью извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц, а наоборотдействовал в соответствии со своими полномочиями, как депутата ЖогоркуКенешаКыргызской Республики, в рассмотрении заявлений граждан, направленных им вподведомственное министерство.При решении вопроса о наличии или отсутствии вдействиях О.К. состава преступления по ч. 4 ст. 304 УК КыргызскойРеспублики, суд первой инстанции правильно установил, что обращения О.К. от 22августа 2013 года в адрес МОиН о зачислении некоторого числа абитуриентов намедицинский факультет носят рекомендательный характер и по своей сути не могутбыть прямой причиной зачисления абитуриентов в образовательное учреждение, таккак решение об их зачислении должно было быть принято приемной комиссией ВУЗапосле изучения соответствующих документов, так как к обращению О.К. и приказу МОиН не были приложены документы, подтверждающие социальный статус данныхабитуриентов, и показатели баллов по ОРТ.В связи с чем, судебная коллегия согласна, что в действиях О.К. отсутствует составтакого преступления как злоупотребление должностным положением.

Суды всех инстанций при оценке представленных обвинением доказательств,  пришли к единому выводу об отсутствии в действиях О.К. состава преступления, что обвинение О.К. не нашло своего подтверждения в судебном заседании и основано лишь на догадках следственных органов, которые не могут быть положены в основу обвинительного приговора.

При этом суды ссылаются на ст.315 УПК Кыргызской Республики, согласно которого обвинительный приговор не может бытьоснован на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходесудебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана.

4. В связи с оправданием подсудимого, вопросы о законности, обоснованности и справедливости наказаний, исключаются.

5. Судебный акт суда первой инстанции оставлен без изменения второй инстанцией. Надзорная инстанция, в свою очередь, оставила в силе судебные акты первой и второй инстанции, считая их законными и обоснованными (продолжение в следующей статье).

 


[1] Конституция Кыргызской Республики, Статья 26.

[2]Уголовно-процессуальный кодекс Кыргызской Республики 1999 года, Статья 15.

[3]Уголовно-процессуальный кодекс Кыргызской Республики 1999 года, Статья 19.

[4]Уголовно-процессуальный кодекс Кыргызской Республики 1999 года, Статья 315.

[5]Постановление Пленума Верховного суда Кыргызской Республики от 27 февраля 2009 года № 8 «О судебном приговоре», п.6.

[6]Постановление Пленума Верховного суда Кыргызской Республики от 27 февраля 2009 года № 8 «О судебном приговоре», п.8.

[7]Постановление Пленума Верховного суда Кыргызской Республики от 27 февраля 2009 года № 8 «О судебном приговоре», п.11.

[8]Постановление Пленума Верховного суда Кыргызской Республики от 27 февраля 2009 года № 8 «О судебном приговоре», п.12.

[9]Уголовно-процессуальный кодекс Кыргызской Республики 1999 года, Статья 316.

[10]Постановление Пленума Верховного суда Кыргызской Республики от 27 февраля 2009 года № 8 «О судебном приговоре».

[11]Постановление Пленума Верховного суда Кыргызской Республики от 25 марта 2016 года № 7 «О применении местными судами  Кыргызской Республики законодательства об ответственности за должностные преступления» п.5.

 

[12]Постановление Пленума Верховного суда Кыргызской Республики от 25 марта 2016 года № 7 «О применении местными судами Кыргызской Республики законодательства об ответственности за должностные преступления» п.9.

[13]Постановление Пленума Верховного суда Кыргызской Республики от 25 марта 2016 года № 7 «О применении местными судами  Кыргызской Республики законодательства об ответственности за должностные преступления» п.32.

[14]Постановление Пленума Верховного суда Кыргызской Республики от 25 марта 2016 года № 7 «О применении местными судами  Кыргызской Республики законодательства об ответственности за должностные преступления» п.10.

 

О нас

Наша организация предоставляет юридическую консультацию, независимый мониторинг судебных процессов и проводит анализ правосудности судебных актов

Статистика

Всего материалов
Заданных вопросов
Полученных ответов
Отзывов на судей
4053
592
382
4518

Контакты

0 (312) 316447
koom.kg@gmail.com koomkg1@gmail.com
с 09-00 до 17-00
ул. Табышалиева 3, 1 этаж, (пересечение ул. Боконбаева и Манаса)

Как нас найти?