Анализ судебных актов по делам о коррупции (часть II)

материал добавлен 2019-09-09 18:39:36
просмотров 359

 

 (Продолжение предыдущей статьи)

2. Приговором Первомайского районного суда г.Бишкек от 4 января 2018 года по уголовному делу № УД-10/18.Б3 –

И.К.К., И.Б.К., Э.М.Э. оправданы по ст.303 ч.1, ст.303 ч.1 УК Кыргызской Республики за недоказанностью их участия в совершении преступлений.

И.К.К. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст.303 ч.1, ст.303 ч.1 УК Кыргызской Республики, с назначением наказания за совершение каждого преступления в виде лишения свободы сроком на 10 лет с конфискацией имущества, с лишением права занимать должности в государственной службе сроком на 3 года, на основании ст.59 УК Кыргызской Республики, путем частичного присоединения назначенных наказаний, окончательно определено наказание в виде лишения свободы сроком на 12 лет с конфискацией имущества, с лишением права занимать должности в государственной службе сроком на 3 года, с отбыванием наказания в колонии усиленного режима. В соответствии с п.4 ст.4 Декрета Временного Правительства Кыргызской Республики от 26 апреля 2010 года  неотбытый срок наказания сокращен на одну четверть.

И.Б.К., Э.М.Э. признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных ст.303 ч.1, ст.303 ч.1 УК Кыргызской Республики, с назначением наказания каждому за совершение каждого преступления в виде лишения свободы сроком на 8 лет с конфискацией имущества, с лишением права занимать должности в государственной службе сроком на 3 года, на основании ст.59 УК Кыргызской Республики, путем частичного присоединения назначенных наказаний, окончательно каждому определено наказание в виде лишения свободы сроком на 10 лет с конфискацией имущества, с лишением права занимать должности в государственной службе сроком на 3 года, с отбыванием наказания в колонии усиленного режима. В соответствии с п. 3 ст.4 Декрета Временного Правительства Кыргызской Республики от 26 апреля 2010 года неотбытый срок наказания каждому сокращен на одну треть.

А.Б.К. оправдан по ст.303 ч.1 УК Кыргызской Республики за недоказанностью  участия в совершении преступления.

А.Б.К. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст.221 ч.1, ст.221 ч.1 УК Кыргызской Республики, без назначения наказания, в связи с истечением срока давности привлечения его к уголовной ответственности.

Ч.Л.В., А.К.М., С.А.Д. признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ст.221 ч.1 УК Кыргызской Республики, без назначения наказания, в связи с истечением срока давности привлечения их к уголовной ответственности.

 

Органами следствия И.К.К., И.Б.К., Э.М.Э., Ч.Л.В., А.Б.К., С.А.Д., А.К.М. обвиняются в совершении умышленных особо тяжких преступлений против государственной власти Кыргызской Республики (четыре эпизода):

1) Мэр г.Токмок И.К.К., первый вице-мэр г.Токмок И.Б.К., начальник УМС мэрии г.Токмок Э.М.Э., являясь должностными лицами, обладающими широкими властными полномочиями по использованию и распоряжению муниципальным имуществом г.Токмок, в период с 2009 года по апрель 2010 года, грубо нарушая действующее законодательство КР, действуя вопреки интересам государства и общества, создав устойчивую противоправную связь с отдельными представителями частных компаний в лице Ч.Л.В., С.А.Д., А.Б.К., совершили ряд организованных, последовательных незаконных действий по изъятию из собственности муниципалитета (государства) земельного участка общего пользования мерою 4700 кв.м. и передаче его во владение специально учрежденной для этих целей частной компании ЗАО «ТЦТ», с целью строительства на данном участке частного торгового центра и последующего получения для себя денежной прибыли. Кроме того, они своими действиями незаконно предоставили материальные блага и преимущества представителям частных компаний Ч.Л.В., С.А.Д. и А.Б.К. в виде передачи в их владение муниципального (государственного) земельного участка для строительства частного торгового центра и извлечения прибыли.

В результате их противоправных действий государству был причинён ущерб в размере 6 612 392 сомов (5 885 998 сомов стоимость земельного участка, 456 394 сомов перечисленные денежные средства А.К.М. за демонтаж и строительно-монтажные работы нового магазина для А.М., 270 000 сомов незаконно выплаченная сумма А.М. за несуществующую аренду), то есть в особо крупном размере.

Вышеуказанные действия подсудимых И.К.К., И.Б.К., Э.М.Э. следствием квалифицированы по ст.303 ч.1 УК Кыргызской Республики, как коррупция.

Действия подсудимых Ч.Л.В., А.Б.К., С.А.Д. и А.К.М. по данному эпизоду обвинения следствием квалифицированы по ст.30 ч.3 и ст.303 ч.1 УК Кыргызской Республики, как соисполнительство в коррупции(Статья 30 УК Кыргызской Республики «Соучастие в преступлении»).

2) Должностные лица – мэр г.Токмок И.К.К., первый вице-мэр г.Токмок И.Б.К. и начальник УМС мэрии г.Токмок Э.М.Э., в силу занимаемых должностей обладающие властными полномочиями, в 2009 году, действуя вопреки интересам государственной муниципальной службы, с целью получения материальных благ путем незаконной передачи во владение аффилированных с ними частных компаний муниципальных земельных участков общего пользования, возведения на них коммерческих объектов, незаконного присуждения им различных подрядных работ за счет средств городского бюджета и последующего хищения этих средств, создав устойчивую связь с руководителями частных компаний А.Б.К., С.А.Д., Ч.Л.В., вынесли незаконное решение о переносе функционирующей автостоянки на другое место, строительстве там новой автостоянки, выделении бюджетных средств на эти работы, затем провели незаконный тендер и присудили победу в тендере аффилированному с ними ОсОО «АСС» (А.Б.К.), после чего неправомерно перечислили на счет указанного ОсОО денежные средства на сумму 2 126 008 сомов, из которых ими было похищено 903 144,16 сомов.

Вышеуказанные действия подсудимых И.К.К., И.Б.К., Э.М.Э. следствием квалифицированы по ст.303 ч.1 УК Кыргызской Республики, как коррупция.

Действия подсудимого А.Б.К. по данному эпизоду обвинения следствием квалифицированы по ст.30 ч.3 и ст.303 ч.1 УК Кыргызской Республики как соисполнительство в коррупции.

3) В период с сентября 2008 по апрель 2010 года должностные лица – мэр г.Токмок И.К.К., первый вице-мэр г.Токмок И.Б.К. и начальник УМС мэрии г.Токмок Э.М.Э., в силу занимаемых должностей обладающие властными полномочиями, действуя вопреки интересам службы, с целью незаконного получения материальных благ, незаконно реализовали муниципальное здание по заниженной стоимости частному лицу А.Б.К., состоящему с ними в устойчивой противоправной связи, чем причинили интересам государства ущерб в особо крупном размере. Тем самым, они своими действиями незаконно предоставили А.Б.К. материальные блага и преимущества в виде приобретения муниципального здания – бывшего общежития АО «А-Б» по многократно заниженной цене путем прямой продажи.

Вышеуказанные действия подсудимых И.К.К., И.Б.К., Э.М.Э. следствием квалифицированы по ст.303 ч.1 УК Кыргызской Республики, как коррупция.

Действия подсудимого А.Б.К. по данному эпизоду обвинения следствием квалифицированы по ст.30 ч.3 и ст.303 ч.1 УК Кыргызской Республики, как соисполнительство в коррупции.

4) Мэр г.Токмок И.К.К., первый вице-мэр г.Токмок И.Б.К., начальник УМС мэрии г.Токмок Э.М.Э., являясь должностными лицами, обладающими широкими властными полномочиями по использованию и распоряжению муниципальным имуществом города Токмок, в период с декабря 2009 года по март 2010 года, грубо и умышленно игнорируя основные принципы государственной политики в области культуры и конституционные права жителей г.Токмок на доступ к культурным ценностям, к государственным библиотечным, музейным, архивным фондам, грубейшим образом нарушая ст.34 Закона Кыргызской Республики «О культуре» от 7 апреля 2009 года N119, ст.23 Закона Кыргызской Республики «О библиотечном деле» от 16.11.2008 года, действуя по предварительному сговору незаконно реализовали по заниженной стоимости в частную собственность К.Ж. объект культуры – здание библиотеки филиала ЦБС № 1 расположенное по адресу: г.Токмокул.Горького № 133, входящее в схему управлений Министерства культуры и информации Кыргызской Республики. Тем самым, они своими действиями незаконно предоставили материальные блага и преимущества частному лицу К.Ж. в виде незаконной реализации в его собственность муниципального (государственного) земельного участка для возможного строительства частного торгового центра и извлечения прибыли.

В результате их противоправных действий государству в лице муниципалитета г.Токмок был причинён материальный ущерб в размере 497 308 сомов.

Вышеуказанные действия подсудимых И.К.К., И.Б.К., Э.М.Э. следствием квалифицированы по ст.303 ч.1 УК Кыргызской Республики, как коррупция.

 

Как указано выше, Первомайский районный суд г.Бишкек приговором от 4 января 2018 года признал И.К.К., И.Б.К., Э.М.Э. виновными в коррупции по ч.1 ст.303 УК Кыргызской Республики по двум эпизодам предъявленного обвинения (по первому и второму эпизоду обвинения), по двум эпизодам предъявленного обвинения по ч.1 ст.303 УК Кыргызской Республики (по третьему и четвертому эпизоду обвинения) оправдал, А.Б.К. оправдал по ст.303 ч.1 УК Кыргызской Республики за недоказанностью  участия в совершении преступления, А.Б.К. признал виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст.221 ч.1, ст.221 ч.1 УК Кыргызской Республики, без назначения наказания, в связи с истечением срока давности привлечения его к уголовной ответственности, Ч.Л.В., А.К.М., С.А.Д. признал виновными в совершении преступления, предусмотренного ст.221 ч.1 УК Кыргызской Республики, без назначения наказания, в связи с истечением срока давности привлечения их к уголовной ответственности (Статья 221 УК Кыргызской Республики «Злоупотребление полномочиями служащими коммерческих или иных организаций»).

 

Определением Судебной коллегии по уголовным делам и делам об административных правонарушениях Бишкекского городского суда от 28 июня 2018 года:

- приговор Первомайского районного суда г.Бишкек от 4 января 2018 года в отношении И.К.К., И.Б.К., Э.М.Э. по эпизодам выделения земельного участка, создания МП «ТИГ», ЗАО «ТЦТ», переноса магазина «Яшар» и по эпизоду переноса и строительства новой автостанции (по первому и второму эпизоду обвинения), то есть в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.303, ч.1 ст.303 УК Кыргызской Республики отменен;

- действия И.К.К., И.Б.К., Э.М.Э. были переквалифицированы с ч.1ст.303, ч.1. ст.303 УК Кыргызской Республики на ч.2 ст.304, ч.2 ст.304 УК Кыргызской Республики;

- ходатайство подсудимых И.К.К., И.Б.К., Э.М.Э. о прекращении производства по делу за истечением сроков давности привлечения их к уголовной ответственности удовлетворено - производство по уголовному делу в отношении И.К.К., И.Б.К. и Э.М.Э. в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст.304, ч.2 ст.304 УК Кыргызской Республики прекращено в связи с истечением срока давности привлечения лица к уголовной ответственности (Статья 304 УК Кыргызской Республики «Злоупотребление должностным положением»).

Приговор в отношении подсудимых Ч.Л.В., А.Б.К., С.А.Д. и А.К.М. никем не был обжалован и остается в силе.

Дело рассмотрено только первой и второй судебными инстанциями.

 

Выводы:

 

1. И.К.К. является должностным лицом и субъектом должностного преступления, предусмотренного ч.1 ст.303 УК Кыргызской Республики (Мэр г.Токмок);

И.Б.К. является должностным лицом и субъектом должностного преступления, предусмотренного ч.1 ст.303 УК Кыргызской Республики (Вице-мэр г.Токмок);

Э.М.Э. является должностным лицом и субъектом должностного преступления, предусмотренного ч.1 ст.303 УК Кыргызской Республики (Начальник Управления муниципальной собственностью (УМС) г.Токмок);

А.Б.К., С.А.Д., Ч.Л.В., А.К.М. не являются должностными лицами -  представители частных компаний, признаны виновными по ст.221 УК Кыргызской Республики «Злоупотребление полномочиями служащими коммерческих или иных организаций», без назначения наказания, в связи с истечением срока давности привлечения их к уголовной ответственности.

Судами соблюдены требования пункта 9 постановления Пленума Верховного суда Кыргызской Республики от 25 марта 2016 года № 7 «О применении местными судами Кыргызской Республики законодательства об ответственности за должностные преступления» о необходимости установления судами служебных прав и обязанностей должностного лица, нормативные акты их регламентирующие.

Выводы в последующих пунктах касаются только И.К.К., И.Б.К. и Э.М.Э., являющихся должностными лицам и субъектами должностных преступлений, охватываемых данным анализом, А.Б.К., С.А.Д., Ч.Л.В., А.К.М. являются представителями частных компаний.

2. Описательно-мотивировочная часть приговоров судов первой и второй инстанций содержат подробное описание  фактических обстоятельств совершенного деяния, мотивов, цели, и наличие причинной связи между нарушением должностным лицом своих служебных обязанностей и наступившими вредными последствиями, то есть, соответствует требованиям части 1 статьи 319 УПК Кыргызской Республики.

Судом первой инстанции И.К.К., И.Б.К. и Э.М.Э. оправданы по двум эпизодам, предусмотренным ч.1 ст.303, ч.1 ст.303 УК Кыргызской Республики за недоказанностью их участия в совершении преступлений.

В то же время И.К.К., И.Б.К. и Э.М.Э. судом первой инстанции по эпизоду выделения земельного участка, создания МП «ТИГ», ЗАО «ТЦТ» и переноса магазина «Яшар», и по эпизоду переноса и строительства новой автостанции признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.303, ч.1 ст.303 УК Кыргызской Республики (по первому и второму эпизодам обвинения).

Судом второй инстанции приговор в части оправдания подсудимых И.К.К., И.Б.К. и Э.М.Э. по ч.1 ст.303, ч.1 ст.303 УК Кыргызской Республики (по третьему и четвертому эпизодам обвинения) за недоказанностью их участия в совершении преступлений оставлен без изменения как законный и обоснованный.

Суд второй инстанции пришел к выводу о том, что суд первой инстанции не исследовал материалы уголовного дела (по первому и второму эпизодам обвинения) и неправильно квалифицировал действия подсудимых И.К.К., И.Б.К. и Э.М.Э., по ч.1 ст.303 УК Кыргызской Республики, что предъявленные подсудимым обвинения в коррупции не нашло своего подтверждения, поскольку основаны лишь напредположениях органов следствия и не подтверждаются необходимыми доказательствами.

Приговор в части квалификации действий И.К.К., И.Б.К. и Э.М.Э. по эпизоду выделения земельного участка, создания МП «ТИГ», ЗАО «ТЦТ» и переноса магазина «Яшар», по эпизоду переноса и строительства новой автостанции по эпизоду выделения земельного участка, создания МП «ТИГ», ЗАО «ТЦТ», переноса магазина «Яшар» и по эпизоду переноса и строительства новой автостанции, действия И.К.К., И.Б.К. и Э.М.Э. переквалифицированы с части 1 статьи 303 УК Кыргызской Республики (Коррупция) на часть 2 статьи 304 УК Кыргызской Республики (Злоупотребление должностным положением), затем уголовное дело прекращено в связи с истечением срока давности привлечения лица к уголовной ответственности.

В обоснование переквалификации действий действия И.К.К., И.Б.К. и Э.М.Э. со статьи 303 часть 1 (Коррупция) на статью 304 часть 2 УК Кыргызской Республики (как использование должностным лицом своего служебного положения вопреки интересам службы, если это деяние повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или юридических лиц либо охраняемых законом интересов общества или государства, совершенное с целью извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц, а также иной личной заинтересованности), суд второй инстанции указывает, что объективную сторону коррупции составляют два состава: это деяние, состоящее в создании противоправной устойчивой связи одного или нескольких лиц, обладающих властными полномочиями, с отдельными лицами в целях незаконного получения материальных, любых иных благ и преимуществ и предоставление должностным лицами указанных благ и преимуществ физическим и юридическим лицам, создающее угрозу интересам общества или государства.

В данном случае противоправная устойчивая связь одного или нескольких должностных лиц, обладающими властными полномочиями есть, но она по определению никак не может быть противоправной, поскольку каждый из них: мэр, вице-мэр, начальник УМС, действительно состояли в связи, но на законных основаниях, поскольку были избраны и назначены согласно действующего законодательства.

Более того, для создания коррупционной группы не хватает одного звена - это представители городского кенешаг.Токмок, поскольку все действия которые выполняли подсудимые, утверждались постановлениями городского кенеша.

В соответствии с пунктом 11 части 1 статьи 28 УПК Кыргызской Республики уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит прекращению за истечением сроков давности. Прекращение дела по указанному основанию не допускается только в случае возражения против этого подсудимыми. Подсудимые И.К.К., И.Б.К. и Э.М.Э. не возражают против прекращения уголовного дела.

На основании изложенного и статьи 67 УК Кыргызской Республики («Давность привлечения к уголовной ответственности»), согласно которой лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения менее тяжкого преступления истекло три года. Сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления решения суда в законную силу.Преступление совершено в 2009 году, срок привлечения к уголовной ответственности подсудимых истек в 2012 году.

Суд также указывает, что освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности - это обязательный безусловный вид освобождения от уголовной ответственности. По истечении установленных законом сроков государство теряет право на привлечение лица к уголовной ответственности. Уголовным кодексом Кыргызской Республики четко регламентированы правила исчисления сроков давности привлечения к уголовной ответственности. Единственным основанием, по которому течение срока давности приостанавливается, действующее законодательство признает уклонение лица, совершившего преступление, от следствия или суда, а таких данных о том, что подсудимые И.К.К., И.Б.К. и Э.М.Э., скрывались от органов следствия и суда не имеется.

3. Суд второй инстанции считает, что выводы суда первой инстанции о доказанности вины подсудимых И.К.К., И.Б.К., Э.М.Э. по эпизоду выделения земельного участка, создания МП «ТИГ», ЗАО «ТЦТ» и переноса магазина «Яшар», а также по эпизоду переноса и строительства новой автостанции (первый и второй эпизоды обвинения) в полном объеме установлены материалами дела, соответствуют фактическим обстоятельствам и сделаны на основе проверенных и исследованных в судебном заседании доказательствах, которые не находятся в противоречии между собой, дополняют друг друга и конкретизирует обстоятельства происшедшего, оснований не доверять этим доказательствам и ставить их под сомнение - не имеется. Доказательства, приведенные в обоснование вины, добыты в соответствии с требованиями уголовно процессуального законодательства.

Исследование и оценка доказательств судами производилось в соответствии с требованиями статей 92, 93 УПК Кыргызской Республики.

Обоснование оценки доказательств, подтверждающих вину по первому и второму эпизодам обвинения, и отсутствие вины по третьему и четвертому эпизодам обвинения, содержится в принятых судебных актах первой и второй инстанции. 

Согласно части 2 статьи 19 УПК Кыргызской Республики суд выносит решение по делу лишь на основании достоверных доказательств.

Согласно части 1 статьи 315 УПК Кыргызской Республики обвинительный приговор постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных доказательств, и не может быть основан на предположениях.

При этом суды обоснованно ссылаются на часть 3 статьи 15 УПК Кыргызской Республики, согласно которой все сомнения в доказанности обвинения, которые не могут быть устранены в рамках надлежащей правовой процедуры в соответствии с УПК Кыргызской Республики, толкуются в пользу обвиняемого, в его пользу должны разрешаться также не устраненные сомнения, возникшие при применении закона.

4. В связи с оправданием И.К.К., И.Б.К. и Э.М.Э. по двум эпизодам обвинения, и освобождения от уголовной ответственности по другим двум эпизодам обвинения в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности, судом второй инстанции наказание не назначалось.

Приговор суда первой инстанции в части признания виновными И.К.К., И.Б.К. и Э.М.Э и назначении им наказания был отменен в связи с неправильной квалификацией действий подсудимых.

В связи с изложенным вопросы о законности, обоснованности, справедливости и соразмерности назначенного наказания, исключаются.

5. Судом второй инстанции приговор суда первой инстанции в части оправдания подсудимых И.К.К., И.Б.К. и Э.М.Э оставлен без изменения как законный и обоснованный.

Приговор суда первой инстанции отменен в части признания подсудимых И.К.К., И.Б.К. и Э.М.Э виновными в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 303 УК Кыргызской Республики по двум эпизодам, которые переквалифицированы на часть 2 статьи 304 УК Кыргызской Республики. Обоснование переквалификации и последующее освобождение подсудимых от уголовной ответственности за истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности подробно изложено в пункте 3 настоящих выводов.

На момент проведения настоящего анализа надзорной инстанцией приговоры суда первой и второй инстанций в отношении И.К.К., И.Б.К. и Э.М.Э не пересматривались.

Приговор суда первой инстанции судом второй инстанции не пересматривался в отношении подсудимых Ч.Л.В., А.Б.К., С.А.Д. и А.К.М., так как никем не был обжалован и остается в силе.

 

  1. Сравнительный анализ содержаний статей, предусматривающих уголовную ответственность за коррупцию

 

Сравнительный анализ содержаний статей Уголовных кодексов Кыргызской Республики 1997 года (статья 303) и 2017 года (статья 319), предусматривающих уголовную ответственность за коррупцию, приводит к следующим выводам:

1. По Уголовному кодексу 1997 года статья 303 «Коррупция» находилась в Главе 30 «Должностные преступления», по Уголовному кодексу 2017 года статья 319  «Коррупция» отнесена к Главе 44 «Коррупционные и иные преступления против интересов государственной и муниципальной службы».

2. Статья 319 «Коррупция» по новому Уголовному кодексу состоит из двух частей,  как и одноименная статья 303 по Уголовному кодексу 1997 года.

3. Диспозиции части 1 статьи 319и части 1 статьи 303 имеют аналогичное содержание и предусматривает уголовную ответственность закоррупцию - умышленные деяния, состоящие в создании противоправной устойчивой связи одного или нескольких должностных лиц, обладающих властными полномочиями с отдельными лицами или группировками в целях незаконного получения материальных, любых иных благ и преимуществ, а также предоставление ими этих благ и преимуществ физическим и юридическим лицам, создающее угрозу интересам общества или государства.

            4. Санкция части 1 статьи 319 предусматривает наказание за совершение преступления - в виде лишения свободы V категории, то есть от десяти лет до двенадцати лет шести месяцев, в то время, как санкция части 1 статьи 303 предусматривала наказание в виде лишения свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с конфискацией имущества и лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

То есть,в части 1 статьи 319 «Коррупция» по новому Уголовному кодексу по сравнению с частью 1 статьи 303 ранее действующего кодекса:

- изменены сроки лишения свободы с «от восьми до пятнадцати лет» на – «от десяти лет до двенадцати лет шести месяцев» (увеличен нижний предел срока лишения свободы и снижен верхний предел срока лишения свободы);

- к основному виду наказания в виде лишения свободы не применяются дополнительные виды наказания в виде  конфискации имущества, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, которые предусматривались в ранее действующем Уголовном кодексе.

5. Содержание диспозиции части 2 статьи 319 также соответствует содержанию диспозиции части 2 статьи 303 за единственным исключением, где выражение «преступного сообщества» заменено выражением «преступной организации».

6. Санкция части 2 статьи 319 предусматривает только один вид наказания – лишение свободы (VI категории).

Санкция части 2 статьи 303 предусматривала наказание в виде лишения свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет с конфискацией имущества и лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

То есть, в части 2 статьи 319 «Коррупция» по новому Уголовному кодексу по сравнению с частью 2 статьи 303 ранее действующего кодекса:

- изменены сроки лишения свободы с «от пятнадцати до двадцати лет» на – «от  двенадцати лет шести месяцев до пятнадцати лет» (снижены нижний и верхний пределы срока лишения свободы);

- к основному виду наказания в виде лишения свободы не применяются дополнительные виды наказания в виде  конфискации имущества, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, как предусматривалось ранее.

 

 

УК Кыргызской Республики 1997 года

 

 

УК Кыргызской Республики 2017 года

Глава 30. Должностные преступления

Статья 303. Коррупция

(1) Коррупция - умышленные деяния, состоящие в создании противоправной устойчивой связи одного или нескольких должностных лиц, обладающих властными полномочиями с отдельными лицами или группировками в целях незаконного получения материальных, любых иных благ и преимуществ, а также предоставление ими этих благ и преимуществ физическим и юридическим лицам, создающее угрозу интересам общества или государства, -

наказываются лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с конфискацией имущества и лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

(2) Те же деяния, совершенные в интересах организованной преступной группы, преступного сообщества или повлекшие иные тяжкие последствия, -

наказываются лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет с конфискацией имущества и лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

 

Глава 44. Коррупционные и иные преступления против интересов государственной и муниципальной службы

Статья 319. Коррупция

1. Коррупция - умышленные деяния, состоящие в создании противоправной устойчивой связи одного или нескольких должностных лиц, обладающих властными полномочиями, с отдельными лицами или группировками в целях незаконного получения материальных, любых иных благ и преимуществ, а также предоставление ими этих благ и преимуществ физическим и юридическим лицам, создающее угрозу интересам общества или государства, -

наказывается лишением свободы V категории.

2. То же деяние, совершенное в интересах организованной преступной группы, преступной организации или повлекшее иные тяжкие последствия, -

наказывается лишением свободы VI категории.

Примечание:

Лишение свободы:

- V категории – от десяти лет до двенадцати лет шести месяцев (кроме несовершеннолетних);

- VI категории – от двенадцати лет шести месяцев до пятнадцати лет (кроме несовершеннолетних);

(Статья 70 УК КР)

 

Также произошли изменения в порядке определения понятия должностного лица.

Как известно, определение понятия должностного лица ранее было дано в примечании в статье 304 Уголовного кодекса Кыргызской Республики 1997 года, по которому определялись субъекты преступлений, предусмотренных в Главе 30 «Должностные преступления»,  в том числе по статье 303 Уголовного кодекса Кыргызской Республики.

При принятии нового Уголовного кодекса в 2017 году законодатель выделил в отдельное приложение (1) к Уголовному кодексу значение терминов, употребляемых в данном кодексе, в том числе значение понятий (терминов):

- «должностное лицо» (пункт 13),

- «представитель власти» (пункт 14),

- «должностное лицо, занимающее ответственное положение (пункт 15) и др.

 

 

УК Кыргызской Республики 1997 года

 

 

УК Кыргызской Республики 2017 года

 

Примечания в статье 304 УК Кыргызской Республики

1. Должностными лицами в статьях настоящей главы признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные, контрольно-ревизионные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Кыргызской Республики и иных воинских формированиях.

2. Должностными лицами, занимающими ответственное положение, в статьях настоящего Кодекса признаются лица, занимающие государственные должности, установленные Конституцией Кыргызской Республики, конституционными законами Кыргызской Республики для непосредственного исполнения полномочий государственных органов.

3. Государственные служащие и служащие органов местного самоуправления, не относящиеся к числу должностных лиц, несут уголовную ответственность по соответствующим статьям настоящего Кодекса.

4. Деяние, предусмотренное в данной статье, признается совершенным с причинением особо крупного ущерба, если он в двадцать тысяч раз превышает расчетный показатель, установленный законодательством Кыргызской Республики на момент совершения преступления.

 

Приложение 1

Значение терминов, употребляемых в настоящем Кодексе

В статьях Особенной части настоящего Кодекса следующие термины, если нет особых указаний, понимаются в таком значении:

13. Должностные лица - лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные, контрольно-ревизионные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Кыргызской Республики и иных воинских формированиях.

Организационно-распорядительные функции заключаются в осуществлении полномочий по управлению лицами, подчиненными по службе.

Административно-хозяйственные функции заключаются в осуществлении полномочий по управлению и распоряжению имуществом и денежными средствами.

Контрольно-ревизионные функции заключаются в осуществлении полномочий по проведению проверок, ревизий физических или юридических лиц.

Специальные правила квалификации преступлений, совершенных должностным лицом с использованием своего служебного положения, установлены статьей 24 настоящего Кодекса.

14. Представитель власти - лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости или ведомственной подчиненности, а равно лицо, участвующее в отправлении правосудия в качестве присяжного заседателя.

15. Должностное лицо, занимающее ответственное положение, - лицо, занимающее государственную должность, установленную Конституцией Кыргызской Республики.

 

Заключение

По должностным преступлениям, связанным с коррупцией, изучено всего5 судебных актов, вынесенных в 2017-2019 годах,  по 2 уголовным делам (резонансные дела) в отношении 9 лиц, из которых 5 должностных лиц. 

Итоги  анализа судебных актов позволяют прийти к заключению по формированию судебной практики по рассмотрению дел о коррупции:

  1. По определению субъектов преступления –

При рассмотрении вышеуказанных уголовных дел судами правильно определены субъекты преступления, предусмотренного статьей 303 УК Кыргызской Республики.

Статья 303 отнесена к Главе 30 УК Кыргызской Республики «Должностные преступления», где понятие должностного лица дано в примечании к статье 304 УК Кыргызской Республики.

Кроме того, в пункте 9 постановления Пленума Верховного суда Кыргызской Республики от 25 марта 2016 года № 7 «О применении местными судами Кыргызской Республики законодательства об ответственности за должностные преступления» дано разъяснение о необходимости установления судами служебных прав и обязанностей должностного лица, нормативные акты их регламентирующие, мотив, цель и фактические обстоятельства совершенного деяния, а также наличие причинной связи между нарушением (неисполнением) либо ненадлежащим исполнением должностным лицом своих обязанностей и наступившими вредными последствиями. Указание на конкретный акт, наделяющий лицо соответствующими полномочиями, а также на конкретные права и обязанности, которыми лицо незаконно воспользовалось, является обязательным.

Несмотря на это, по одному из уголовных дел, рассмотренному Первомайским районным судом г.Бишкек в отношении 2 подсудимых,судебные акты всех трех инстанций, кроме указания  наименования нормативных актов, регламентирующих служебные права и обязанности лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, не содержат конкретных сведений о служебных правах и обязанностях подсудимых  на занимаемых ими должностях,  фактические обстоятельства совершенного деяния,  наличие причинной связи между нарушением должностным лицом своих обязанностей и наступившими вредными последствиями, не указаны конкретные права и обязанности, которыми подсудимые незаконно воспользовались.

В то же время, по другому уголовному делу, рассмотренному тем же Первомайским районным судом г.Бишкек, все вышеуказанные требованияо необходимости установления судами служебных прав и обязанностей должностного лица, мотив, цель и фактические обстоятельства совершенного деяния, причинной связи между нарушением и наступившими вредными последствиями, соблюдены.

Изложенное свидетельствует об отсутствии прочно устоявшейся судебной практики по данному вопросу (даже в пределах одного суда), который является существенным для установления, имело ли место событие преступления, имеется ли в действиях подсудимого состав преступления, правильной квалификации действий подсудимого, соответственно для обоснованности и законности привлечения лица к уголовной ответственности.

2. Поправильности квалификации и переквалификации действий виновных судами, разграничение со смежными составами преступлений –

Квалификация действий подсудимого производится судом только после  установления им факта события преступления и признания доказанным факта совершения преступления подсудимым, если в совершении преступления обвиняется несколько подсудимых, суд разрешает эти вопросы в отношении каждого подсудимого в отдельности, определяя роль и степень участия его в совершенном деянии (Статья 312 УПК Кыргызской Республики).

Согласно статьи 310 УПК Кыргызской Республики приговор суда должен быть законным и обоснованным, несоблюдение судами требований закона при постановлении приговора.

Однако, описательно-мотивировочная часть обвинительных приговоров не всегда соответствует требованиям статьи 319 УПК Кыргызской Республики, согласно которого описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий от преступления. В приговоре приводятся доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства. Указываются обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность, а в случае признания части обвинения необоснованной или установления неправильной квалификации преступления – основания и мотивы изменения обвинения.

Судебный акт по одному из уголовных дел не соответствует вышеуказанным требованиям закона и содержит только обобщенное итоговое описание действий подсудимого, без описания конкретных фактических обстоятельств преступления, времени, места, способа совершения преступления и других сведений, указанных в части 1 статьи 319 УПК Кыргызской Республики, описание конкретных действий второго подсудимого в описательно-мотивировочной части приговора вообще отсутствует.

При отсутствии в обвинительных приговорах описания события преступления и конкретных действий подсудимых, их роли и степени участия в совершении преступления, признанных судом доказанными, определение квалификации действий подсудимых, невозможно.

Судебный акт по другому уголовному делу содержит полное и подробное описание фактических обстоятельств преступления, времени, места, способов совершения преступления, с описанием конкретных действий подсудимых, их роли и степени участия в совершении преступления.

При этом квалификация действий подсудимых судом первой инстанции была признана неправильной судом второй инстанции, который переквалифицировал со статьи 303 части 1 УК Кыргызской Республики, предусматривающей уголовную ответственность за коррупцию, на статью 304 часть 2 УК Кыргызской Республики, предусматривающую уголовную ответственность за злоупотребление должностным положением, с обоснованием такой переквалификации.

При этом суд второй инстанции ссылается на то, что объективную сторону коррупции составляют два состава - это деяние, состоящее в создании противоправной устойчивой связи одного или нескольких лиц, обладающих властными полномочиями, с отдельными лицами в целях незаконного получения материальных, любых иных благ и преимуществ и предоставление должностным лицами указанных благ и преимуществ физическим и юридическим лицам, создающее угрозу интересам общества или государства. В данном случае устойчивая связь одного или нескольких должностных лиц, обладающими властными полномочиями имеется, но на законных основаниях, кроме того, для создания коррупционной группы не хватает одного звена - представителей городского кенеша, поскольку все действия которые выполняли подсудимые, утверждались постановлениями городского кенеша.

Надзорной инстанцией судебные акты по указанному делу не пересматривались.

3. По наличию различного подхода к квалификации деяния отдельными судами по аналогичным преступлениям, их причины –

По результатам данного анализа имеет место различный подход к квалификации деяния судами первой и второй инстанции, о котором указано в пункте 2 настоящего заключения.

4. По соблюдению принципов всесторонности и объективности при проверке и оценке судами доказательственной базы, достоверности доказательств –

В соответствии с требованиями статьей 92, 93 УПК Кыргызской Республики собранные по делу доказательства подлежат всесторонней и объективной проверке, которая состоит в анализе полученного доказательства, его сопоставлении с другими доказательствами, собирании новых доказательств, проверке источников их получения,  суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности, при этом руководствуясь законом.

Приговор признается обоснованным, если он постановлен на основании всестороннего и объективного исследования представленных суду доказательств.

В соответствии с частью 2 статьи 19 УПК Кыргызской Республики суд  выносит решение по делу лишь на основании достоверных доказательств.

Результаты исследования показывают, что имеют место случаи вынесения судами приговоров на основании доказательств, достоверность которых всесторонне не проверена, не устранены противоречия в представленных доказательствах.

По одному из уголовных дел приговор суда первой инстанции не содержит оценки доказательств по делу. Принимая одни доказательства в подтверждение своих выводов, суд не привел мотивы, по которым отвергает противоречащие им доказательства. 

В обоснование своих выводов о доказанности предъявленного обвинения суд лишь ограничился перечислением доказательств обвинения, без устранения многочисленных противоречий, между этими доказательствами и доказательствами, опровергающими доводы обвинения.

Часть свидетелей обвинения были допрошены только на следствии и не были допрошены в судебном заседании, несмотря на требования статьи 253 УПК Кыргызской Республики о том, что в судебном разбирательстве дела все доказательства подлежат непосредственному исследованию. Приговор суда должен быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Судами второй и надзорной инстанции не приняты во внимание вышеуказанные нарушения со стороны суда первой инстанции и им не дана соответствующая юридическая оценка, несмотря на то, что в пункте 6 постановления от 27 февраля 2009 года № 8 «О судебном приговоре» Пленум Верховного суда Кыргызской Республики  указывает о том, что в приговоре необходимо привести всесторонний анализ доказательств, на которых суд основал свои выводы, при этом должны получить оценку все доказательства – как уличающие, так и оправдывающие подсудимого.

В то же время, результаты анализа показывают о наличии судебной практики, когда все сомнения в доказанности обвинения, которые не могут быть устранены в рамках надлежащей правовой процедуры в соответствии с уголовно-процессуальным кодексом, толкуются в пользу обвиняемого, с вынесением оправдательных приговоров, поскольку  согласно статьи 315 УПК Кыргызской Республики обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

При этом суды руководствуютсятребованиями части 3 статьи 15 УПК Кыргызской Республики, согласно которой  все сомнения в доказанности обвинения, которые не могут быть устранены в рамках надлежащей правовой процедуры в соответствии с УПК Кыргызской Республики, толкуются в пользу обвиняемого. В его пользу должны разрешаться также не устраненные сомнения, возникшие при применении закона.

То есть, по вопросам соблюдения принципов всесторонности и объективности при проверке и оценке судами доказательственной базы, достоверности доказательств –существует разная судебная практика.

5. По соблюдению судами принципов законности, обоснованности и справедливости при назначении наказания, их соразмерности совершенному преступлению -

В соответствии со статьей 53 УК Кыргызской Республики суд при назначении наказания обязан учитывать характер и степень общественной опасности совершения преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Согласно части 1 статьи 319 УПК Кыргызской Республики необходимо мотивировать в приговоре выводы по вопросам, связанным с назначением уголовного наказания.

Также согласно пункта 11 постановления Пленума Верховного суда Кыргызской Республики от 27 февраля 2009 года № 8 «О судебном приговоре» судам необходимо указывать  в приговоре, какие обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности подсудимого, а также иные обстоятельства, характеризующие его личность, доказаны при разбирательстве уголовного дела и учтены судом при назначении наказания.

В нарушение указанных требований закона и постановления Пленума Верховного суда Кыргызской Республики «О судебном приговоре» при назначении наказания суды не указывают, какие именно смягчающие или какие отягчающие ответственность обстоятельства учитываются при назначении наказания.

По одному из уголовных дел двоим подсудимымназначены наказания, связанные с лишением свободы сроком на 8 лет с конфискацией имущества и лишением права занимать государственные должности сроком на 3 года, то есть в пределах санкции, предусмотренной частью 1 статьи 303 УК Кыргызской Республики, при этом судом учтены в качестве смягчающих обстоятельств первое привлечение подсудимых к уголовной ответственности, в качестве отягчающих – совершение преступления с целью извлечения личной выгоды и группой лиц. Избрание наказания, связанного с лишением свободы, суд обосновал тяжестью преступления и представляющей угрозу обществу.

            Обстоятельства, характеризующие личность подсудимых, при назначении наказания (кроме того, что ранее не судимы), судом не обсуждались, то есть имеет место поверхностная оценка обстоятельств, характеризующих личность подсудимых, что ставит под сомнение законность, обоснованность и справедливость назначенного наказания.

            Вышестоящими судами назначенная судом первой инстанции мера наказания подсудимым оставлена без изменения, как соразмерная совершенному преступлению.

            По второму уголовному делу подсудимые освобождены от уголовной ответственности, в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

Сравнительный анализ норм, предусматривающих уголовную ответственность за коррупцию по  ранее действовавшему (статья 303) и новому Уголовному кодексу (статья 319) показал о том, что структура статьи (2 части)и диспозиции остались прежними, за единственным исключением, во второй части выражение «преступного сообщества» заменено выражением «преступной организации».

В то же время произошли существенные измененияв санкциях, предусматривающих ответственность за коррупцию, в сторону смягчения наказания, что свидетельствует о неоднозначности борьбы с коррупцией .

 

О нас

Наша организация предоставляет юридическую консультацию, независимый мониторинг судебных процессов и проводит анализ правосудности судебных актов

Статистика

Всего материалов
Заданных вопросов
Полученных ответов
Отзывов на судей
4195
553
383
4583

Контакты

0 (312) 316447
koom.kg@gmail.com koomkg1@gmail.com
с 09-00 до 17-00
ул. Табышалиева 3, 1 этаж, (пересечение ул. Боконбаева и Манаса)

Как нас найти?