Почему Постановление Пленума Верховного суда КР практически не применяется?

материал добавлен 2019-06-11 16:09:54
просмотров 510

 

В общественную приемную обратилась Ефименко Н. Г. - представитель истца Шаршекеевой А. Б., она с недоумением о том, что суды практически не применяют Постановление Пленума Верховного суда КР просила нас промониторить гражданский процесс по иску о восстановлении на работе.  

Суть дела.  2 апреля 2019 года судья Октябрьского районного суда г. Бишкек Дюшембиева М. М. вынесла решение, которым было отказано в удовлетворении искового заявления Шаршекеевой А. Б. к Государственному предприятию «Специализированное монтажно-эксплуатационное управление Главного управления по обеспечению безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Кыргызской Республики» о признании незаконными приказа № 63 лс от 14.09.2018 года о привлечении к дисциплинарному взысканию в виде выговора, приказа № 66 лс от 20.09.2018 года об увольнении по пункту 5 и 6 ст. 83 Трудового кодекса Кыргызской Республики, о восстановлении в должности инспектора по кадрам в ГП «СМЭУ ГУОБДД МВД КР», о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула с 20.09.2018 года по день восстановления на работе в размере 127961 сомов и компенсацию морального вреда в сумме 150 000 сомов.

Не согласившись с вышеуказанным судебным решением, сторона Шаршекеевой А. Б. подала апелляционную жалобу в судебную коллегию по гражданским делам Бишкекского городского суда, которая назначила заседание на 10:30 ч. 13 июня 2019 года.

Представитель истца Ефименко Н. Г. в жалобе указала, что решение первой инстанции  незаконное и необоснованное, вынесено с грубейшими нарушениями норм материального и процессуального права. Так суд первой инстанции посчитал, что дисциплинарное взыскание от 14 сентября 2018 года в отношении Шаршекеевой А. Б., по ст. 147 абзац 3 ТК КР вынесено обоснованно и работодателем не был упущен срок применения дисциплинарного взыскания, поскольку служебное расследование было окончено 27 июля 2018 года, то днем обнаружения проступка, по мнению суда, считается день окончания служебного расследования 27 июля 2018 года. Данные доводы суда необоснованны, поскольку по нормам статьи 147 абзаца 3 ТК КР установлено, что дисциплинарное  взыскание применяется непосредственно за обнаружением проступка, но не позднее 1 месяца со дня обнаружения, не считая времени болезни работника или его пребывания в отпуске.   

       Материалами дела было установлено, что выговор Шаршекеевой А. Б. был объявлен и вынесен приказ за № 63 лс от 14.09.2018 года, «за нарушение требований должностной инструкции выразившейся в неправильном составлении приказа, где машинист ГП СМЭУ Урдоолотов А. недополучил денежные средства в сумме 1849,74 сомов». Об обнаружении факта, что Урдоолотов А. недополучил денежные средства руководству, стало известно 28.05.2018 года, из докладной записки от бухгалтера – кассира Кузнецовой М. зарегистрированной за № 214  и этим же числом начальником Тумонбаевым Т. служебная записка передана была для рассмотрения Осипову С. В. Затем 6.06.2018 года бухгалтер-кассир Кузнецова М. повторно обращается к руководству со служебной запиской, зарегистрированной за № 228 по обнаруженному факту, что Урдолотов А. недополучил денежные средства в сумме 1849,74 сомов. Данная служебная записка 13.06.2018 года была подписана начальником Тумонбаевым Т. Т. и передана была главному инженеру Нефстулаеву О. с резолюцией «разобраться и принять меры в отношении виновных лиц».

     Согласно приказа № 35 лс от 21.05.2018 года Шаршекеева А. Б. с 22 мая 2018 года по 4.06.2018 года находилась в трудовом отпуске, к работе преступила 5 июня 2018 года. С 5 июня 2018 года по 30 июля 2018 года находилась на рабочем месте, и не находилась в отпуске, и не болела.

     В соответствии с Постановлением Пленума Верховного суда Кыргызской Республики «О судебной практике по делам о восстановлении на работе» от 28.11.2013 года за № 11 в пункте 19 абзаце 5 установлено, что «днем обнаружения проступка считается день, когда о проступке стало известно работодателю, которому работник непосредственно подчинен, независимо от того, наделен ли он правом наложения дисциплинарных взысканий». 

      Из этого следует, что руководитель об обнаруженном проступке по Урдолотову, что он недополучил денежные средства, стало первично известно 28.05.2018 года, вторично 6.06.2018 года, когда бухгалтер-кассир обнаружила данный факт и с докладными записками обратилась к руководству, а не со дня окончания служебного расследования от 27.07.2018 года, как указывает в своем решении суд первой инстанции.

    Абзац 10 пункта 19 Пленума Верховного суда Кыргызской Республики, устанавливает, что если дисциплинарное взыскание было наложено по истечении месяца, приказ будет считаться незаконным.

     В случае Шаршекеевой А. Б., дисциплинарное взыскание было применено по истечении 1 месяца, так как о проступке руководству стало известно 28.05.2018 года, вторично - 6.06.2018 года, а вынесли дисциплинарное взыскание по факту Урдолотова 14.09.2018 года, когда прошло уже более трех месяцев.

       По незаконно вынесенному дисциплинарному взысканию и увольнению ЦК профсоюза выявлено, что применение дисциплинарного взыскания и освобождения Шаршекеевой А. Б. от занимаемой должности осуществлено с нарушением норм Трудового кодекса, что подтверждается письмом от 17.10.2018 года за исходящим № 01-1513, которое никем не отменено и не изменено.

       При увольнении Шаршекеевой А. Б. руководством был нарушен установленный законом порядок увольнения – по статье 83 п.5 и п.6 Трудового кодекса Кыргызской Республики.

              Нормами трудового законодательства КР не допускается увольнение работника по нескольким основаниям, так как статья 83 ТК КР предусматривает отдельные нормы прекращения трудовых отношений: за неоднократное и однократное грубое нарушение. Но затем в ходе судебного заседания 26.12.2018 года стало известно, что в приказ за № 66 лс от 20.09.2018 года внесены изменения, где п.6 ст.83 ТК КР исключен, а по п.5 ст.83 ТК КР уволили.

    В приказе Госпредприятия за № 66 лс от 20.09.2018 года не указано конкретное основание освобождения Шаршекеевой А. Б. от занимаемой должности. Ведь в приказе должно быть отражено, что основанием для увольнения послужил п.5 ст.83 ТК КР за неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

         Так, согласно ст. 79 ТК КР основанием  прекращения трудового договора является инициатива работодателя с указанием основания расторжения трудового  договора со ссылкой на соответствующую статью, пункт настоящего Кодекса или иного законна (статья 83) (в редакции Закона КР «О внесении изменений и дополнений в Трудовой кодекс Кыргызской Республики» от 20.11.2012 года № 185)

        Шаршекееву А. Б. уволили по п.5 ст.83 ТК КР  за неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание. Суд первой инстанции вообще по этому поводу не дал юридической оценки. Ведь под системой неоднократного нарушения трудовых обязанностей следует называть второй случай любого нарушения трудовой дисциплины в течение года. Увольнение по этому основанию может иметь место только в том случае, если на Шаршекееву А. Б., ранее применялось взыскание, (замечание, выговор) и издавался приказ о наказании.  Устное замечание по работе во внимание не принимается (комментарий к Трудовому кодексу Кыргызской Республики к ст. 83 п.5). 

        Суд первой инстанции  в своем решении  указал, что «в соответствии с п.19 Постановления Пленума Верховного суда КР от 28.11.2013 года «о судебной практике по делам о восстановлении на работе», при рассмотрении дел о восстановлении на работе лица, уволенного по п.5ч.1 ст.83 ТК КР следует учитывать, что основанием является неисполнение работником возложенных трудовых обязанностей или ненадлежащее их исполнение (нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя и др.)»

     Но суд первой инстанции  не отразил тот факт, что согласно Пленума Верховного суда Кыргызской Республики, на который суд ссылается в пункте 19, установлено и то, что  « К таким нарушениям, в частности, относятся: а) отсутствие работника без уважительных причин на работе либо рабочем месте; б) отказ работника без уважительных причин от выполнения трудовых обязанностей в связи с изменением в установленном порядке норм труда; в) отказ или уклонение без уважительных причин от медицинского освидетельствования работников.

       Также в соответствии с Постановлением Пленума Верховного суда Кыргызской Республики «О судебной практике по делам о восстановлении на работе» от 28.11.2013 года за № 11 в пункте 19 абзаце  4 установлено, что «при разрешении споров лиц, уволенных по п.5 ч.1  ст.83 ТК КР за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, следует учитывать, что работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по данному основанию при условии, что к работнику ранее было применено дисциплинарное взыскание и на момент повторного неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей оно не снято и не погашено». 

      В суде первой инстанции ответчик не смог доказать, что в отношении Шаршекеевой А. Б., неоднократно применялись дисциплинарные взыскания, оформленные в форме приказов, но тем не менее суд первой инстанции отказывает в удовлетворении иска.

  В соответствии со ст. 84 ТК КР  установлено, что увольнение работников, являющихся членами профсоюзной организации, либо иного представительного органа работников, по пункту 5 статьи 83 Трудового кодекса КР не допускается без предварительного письменного согласия соответствующей профсоюзной организации либо иного представительного органа работников данной организации. Ходатайство работодателя на увольнение работника должно быть рассмотрено представительным органом в семидневный срок.

      Согласно вышеуказанной нормы трудового законодательства основанием для рассмотрения на заседании профсоюзного комитета вопроса о согласии на увольнение является письменное ходатайство руководителя организации.

       Материалами дела установлено, что в профсоюзный комитет руководством было представлено ходатайство, в котором просит их рассмотреть вопрос об  увольнении Шаршекеевой А. Б.,  датированное 17.09.2018 года за № 2012-344.  Но в данном ходатайстве не указано, по каким конкретно пунктам и статье ТК КР руководитель просит  профсоюзный комитет дать согласие на увольнение Шаршекеевой А. Б.

        По истечению двух дней 20.09.2018 года за № 82 профсоюзный комитет  дает свое согласие на увольнение,  даже не зная по какой статье и пунктам ТК КР руководство просило их рассмотреть вопрос об увольнении. 

       Хотя в течение 7 дней после получения ходатайства руководства профком или другой представительный орган работников обязан принять решение по вопросу увольнения работника.  

      На заседании профкома должны быть  приглашены работник, который подлежит увольнению и представитель работодателя либо руководитель предприятия.  Это необходимо для полного и объективного рассмотрения ходатайства руководителя и предоставления работнику возможности защищать свои права. (Комментарий к Трудовому кодексу КР к статье 84).

       На заседание профкома Шаршекеева А. Б., не была вызвана, чем были нарушены ее права, также не присутствовал руководитель, и не было представителя руководителя. В подтверждение этому предоставлен протокол за № 3 совещание профактива от 20.09.2018 года.

        Кроме того, согласие профсоюза (профкома) или другого представительного органа на увольнение работника должно быть предварительным до издания приказа об увольнении. В данном случае приказ об увольнении уже был издан, и был представлен на расширенном заседании коллектива и профактива ПК ГП СМЭУ, где  рассматривалось ходатайство руководства (ответчика) об увольнении Шаршекеевой А. Б. инспектора по кадрам. Если согласие получено после издания приказа, то такое увольнение должно  признаваться незаконным. (Комментарий к Трудовому кодексу КР к статье 84), так как в данном случае была нарушена сама процедура увольнения.

        Суд первой инстанции по вышеперечисленным обстоятельствам не дал правильной юридической оценки, а также практически не применил рекомендации постановления Пленума Верховного суда Кыргызской Республики от 28 ноября 2013 года №11 «О судебной практике по делам о восстановлении на работе».

P. S. Увольнение работника должно быть по закону, а без этого - обращения в суды. Но когда, и суд закрывает глаза на нарушения закона, то судебные тяжбы переходят в вышестоящую инстанцию в надежде, что там решат все по закону. Посмотрим и расскажем вам про решение Бишкекского городского суда.

 

О нас

Наша организация предоставляет юридическую консультацию, независимый мониторинг судебных процессов и проводит анализ правосудности судебных актов

Статистика

Всего материалов
Заданных вопросов
Полученных ответов
Отзывов на судей
4019
584
382
4465

Контакты

0 (312) 316447
koom.kg@gmail.com koomkg1@gmail.com
с 09-00 до 17-00
Адрес: ул. Табышалиева 3, 1 этаж, (пересечение ул. Боконбаева и Манаса)

Как нас найти?