Крик души военнослужащего в прениях

материал добавлен 2017-12-11 17:26:28
просмотров 509

 

8 декабря 2017 г. продолжилось рассмотрение дела, о котором мы ранее писали. Судебное заседание было назначено на 14:00 ч., началось в 14:15 ч., и в расписании дел, назначенных к слушанию,  указано не было. Адвокат подсудимого Жумабаева  Н. выступила в прениях со словами о  том, что ее подзащитному предъявлено неправильное обвинение из-за отсутствия у следователя познаний в  сфере экономики.   После того как защитник привела ряд доводов, просила Жумабаева  Н. оправдать.  Далее выступали адвокаты подсудимого  Омуралиева Б. В своей речи они отметили, что их подзащитный добился  определенных высот в обществе  своим честным трудом,  не раз получал государственные награды, всегда старался работать во благо государства, в интересах кыргызской армии и самих военнослужащих.  «То, что такой человек сегодня находится на скамье подсудимых является более чем несправедливым»,- сказала адвокат.

Выступление в прениях подсудимого Элеманова  Э.: «Уважаемый, судья  в зале за моей спиной сидят люди, которые отдали свою молодость, лучшие годы своей жизни служению своей родине. Многие из них участвовали в боевых действиях, имеют ордена и медали, и когда определяли состав жилищной комиссии министром обороны  было принято решение включить в состав комиссии наиболее авторитетных, заслуженных начальников управления для справедливого распределения жилой площади. Наши дети выросли практически без нас, потому что все свое время мы проводили на службе.  Я служил в 8 гарнизонах, везде жил в служебных квартирах и неужели после 25 лет службы  на момент распределения жилья я не имел права получить служебное жилье в г. Бишкек. Дослужился до начальника управления министерства обороны, окончил две академии в Российской Федерации, и после этого обвинение  предъявляет мне, что я не имел права получить жилье.  У меня трое детей, разнополых, двое студентов на момент распределения жилья и один школьник. С министром обороны Омуралиевым мы соратники, служим  с 2000 г. вместе, он был моим командиром. Тогда мы еще мечтали  построить дома в Бишкеке,  думали, что офицеры будут достойный образ жизни вести, когда выйдут на пенсию смогут водить своих детей в столичные школы, театры и так далее. Но судьба свела к тому,  что за то, что министр обороны  Омуралиев построил два жилых дома, не взяв ни одной копейки  у государства, использовав китайский грант, ни одно министерство,  ведомство в  которых законом  предусмотрена военная служба не построила таких домов. Это лучшие дома, даже по качеству, строительству и так далее. И в этих домах  было принято решение распределить тех офицеров, которые действительно всю свою жизнь посвятили службе.  Неужели прапорщик или капитан, прослуживший 10 лет, призвавший в Первомайской военном комиссариате, такие как Курманалиев, например, имеют за плечами 10 лет выслуги, не выезжая из Бишкекского гарнизона ни на один метр, проходя службу в Бишкеке в теплом кабинете его можно поставить в одну очередь со мной, который служил в Гульче в Алае, в Оше, в Балыкчах, в Томоке. Два раза ездил в академию  в Москву, после окончания академии опять был распределен в войска. И неужели мы не имели права получить это жилье? Кроме того жилищным кодексом утверждено, что служебное жилье распределяется собственником жилья на основании его документов. Вот этим документов было Временное Положение об обеспечении жильем военнослужащих. На основании вот этого Временного Положения жилищного кодекса нами жилищной комиссией было распределено данное жилье. И, если я прослужил 25 лет  и министр обороны доверил и включил меня в состав этой комиссии. Я должен  был тогда отказаться, прийти к семье и сказать, извините, я член комиссии, мне оказывается не положено жилье. Но такого нигде не написано в законе. И, когда я служил, например, в отдаленных гарнизонах я никогда не думал о том, что меня будут судить за то, что я получу жилье в Бишкекском гарнизоне. Мои ровесники, которые торговали на Дордое, имеют по два, по четыре дома площадью по 400-500 квадратов, проживают на магистралях. И они смеются, когда я говорю, что иду в суд каждую пятницу, как на жума намаз. Полковник запаса и вынужден был я уволиться, потому что после того как возбудили уголовное дело нам не дают права даже увольняться.  И как можно верить в такое правосудие, когда сотрудники районной прокуратуры искусственно находят потерпевших.  Вы сами слышали, что потерпевшие приходят и заявляют, что их специально вызвали,  и они не признают себя потерпевшими. Потерпевшая К.  гуляла с коляской  с ребенком по городку, который находится в одном из подразделений.   Сотрудники районной прокуратуры  приезжают туда для проведения следственных действий, видят ее с коляской на улице и спрашивают: -«Вы кто»?- « я - военнослужащий». – «У вас ребенок инвалид»? –«Да». –«А вы знаете, что вы могли получить жилье в Джале»? Она отвечает, что нет, не знала. Тогда ей говорят, о, приходите к нам и будете у нас потерпевшей.  И она приходит сюда и говорит, что она не просила ничего этого делать.  Вот таким образом были найдены 11 потерпевших и сфабриковали уголовное дело против нас. Неужели министр обороны, который мог эти  деньги потратить на покупку служебных машин, на китайские боеприпасы, не отвечающие нашим стандартам, потратил на строительство  108  квартир для элиты вооруженных сил и его за это судят. Да это вообще нонсенс. Жители до сих пор в шоке. Они спрашивают у меня, надо ли нам приходить на судебные заседания? Я отвечаю им: «Зачем вам приходить в зал суда. Вы же семьи военнослужащих». Мы верим в справедливое правосудие. Справедливость восторжествует. И в честь Омуралиева надо назвать этот городок, а мы вместо этого его судим и тех членов комиссии, которые пытались объективно распределить жилье офицерам, а не тем мошенникам на которых возбуждались уголовные дела.  Когда я служил в Токмоке ни физики, ни химии не было в школе, я был вынужден отправить своих детей к теще, чтобы они получили нормальное образование. Вот командиры служить уезжают. Кто согласиться уезжать служить в Ала-Буку или Баткен. Мы отправляем офицеров служить со словами, давай мы верим в тебя, твоя семья будет одета, обута. Мы были уверенны, что делаем все это в интересах службы, государства, в целях повышения престижа военной службы.  Нет, нам вменяют обвинение, что мы выделили квартиру Болокбаеву. Он участник афганских событий, имеет ордена и медали.  Его жена подполковник, проходила службу здесь, дети студенты. Мы выделили ему квартиру.  Эти люди служат  вдалеке в Баткене, в Ала-Буке с уверенностью, что их семья обута, одета, проживает в нормальных условиях в Бишкеке. И за это нас судят. Поэтому, уважаемый, судья, я прошу принять во внимание все  наши доводы. Мы верим в беспристрастность, справедливость судебного решения.

Рассмотрение дела было отложено на 13 декабря на 9:30 ч. 

О нас

Наша организация предоставляет юридическую консультацию, независимый мониторинг судебных процессов и проводит анализ правосудности судебных актов

Статистика

Всего материалов
Заданных вопросов
Полученных ответов
Отзывов на судей
3600
519
380
3899

Контакты

0 (312) 316447
koom.kg@gmail.com koomkg1@gmail.com
с 09-00 до 17-00
Адрес: ул. Табышалиева 3, 1 этаж, (пересечение ул. Боконбаева и Манаса)

Как нас найти?