Рубрика «Анализ изменений, внесенных в Конституцию Кыргызской Республики»

материал добавлен 2017-02-20 09:30:00
просмотров 459

 

Продолжение статьи.

 

5. Изменения, вносимые в раздел 6 Конституции

 

5.1. Относительно изменений абзаца 3 части 2 статьи 95 Конституции.

 

Лицо, освобожденное от должности судьи в связи с нарушением им требований безупречности, не имеет права занимать в дальнейшем государственные и муниципальные должности, установленные законом, и лишается прав пользования льготами, установленными для судей и бывших судей.

Поправки, вносимые в абзац 3 части 2  статьи 95 Конституции означают, что судьи, освобожденные от должности в порядке дисциплинарного производства, лишаются права занимать государственные и муниципальные должности. Лишение права занимать те или иные должности является мерой наказания, применяемой за совершение преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом КР. Сущность правовых последствий рассматриваемого вида наказания заключается в запрете занимать должности на государственной службе, в органах местного самоуправления и, по сути, является дисквалификацией осужденного. В свете вышеизложенного, конституционные поправки приравнивают дисциплинарный проступок к преступлению, а судью, освобожденного от должности в связи с небезупречным поведением к преступнику, совершившему уголовно наказуемое деяние. Думается, нет необходимости объяснять «высокопрофессиональным» юристам, разработавшим текст основного закона, разъяснять различие между преступлением и дисциплинарным проступком.

Вносимые изменения создают ряд существенных проблем в рамках действующего правового регулирования оснований и порядка привлечения судей к дисциплинарной ответственности. Во-первых, в соответствии с частью 2 статьи 28 конституционного Закона «О статусе судей Кыргызской Республики» досрочное освобождение судей от занимаемой должности применяется за совершение судьей дисциплинарного проступка. В свою очередь, дисциплинарным проступком, согласно части 1 статьи 28 указанного закона, признается действие или бездействие судьи, не соответствующее требованиям безупречного поведения. Под безупречным поведением судьи понимается отсутствие в отношении его подтвержденных или признанных Советом судей фактов нарушения обязанностей, предусмотренных статьей 5-1 конституционного закона «О статусе судей Кыргызской Республики»), в которой нормативно закреплены обстоятельства, подлежащие учету при наложении дисциплинарного взыскания на судью. Из смысла и содержания упоминаемых норм вытекает, что основанием для дисциплинарной ответственности судьи является дисциплинарный проступок (правонарушение). Пункт 2 части 1 статьи 5-1 конституционного Закона «О статусе судей Кыргызской Республики» устанавливает, что судья обязан соблюдать требования Кодекса чести судей КР , а также установленную законодательством этику государственных служащих и избегать всего, что могло бы опорочить авторитет и достоинство судьи. Отсылочный характер данного законоположения свидетельствует об отсутствии каких-либо законодательно закрепленных четких критериев оценки не безупречности поведения судьи. В Кодексе чести судьи поведение судьи регламентировано путем изложения общих требований, предъявляемых к поведению судьи (глава 1), правил поведения судьи при осуществлении правосудия (глава 2), правил поведения судьи во внеслужебной деятельности (глава 3). Основанием для возбуждения вопроса о досрочном освобождении судьи от должности является позорящее честь и достоинство судьи действие или бездействие, которое, хотя и не является преступным, но по своему характеру несовместимо с высоким званием судьи (статья 8 Кодекса чести судьи). Расплывчатость формулировок Кодекса чести судьи и отсутствие более детальной регламентации в конституционном Законе «О статусе судей» критериев дисциплинарных проступков, порочащих авторитет и достоинство судьи, как оснований рассматриваемого вида ответственности судей влечет возможность незаконного и необоснованного применения дисциплинарных мер. Очевидно, что при таком недостаточном нормативном регулировании и отсутствие четких правовых оснований досрочного освобождения судьи от занимаемой должности, судья не может быть в полной мере защищен от произвольных действий. Более того, в соответствии с конституционным Законом «О статусе судей», судьи, привлекаемые к дисциплинарной ответственности, лишены права на обжалование решения об освобождении от должности на всех стадиях дисциплинарного производства.

В системном единстве данной нормы с изменениями, вносимыми в часть 9 статьи 95 Конституции, закрепляющих доминирующее положение Президента и Жогорку Кенеша в вопросах привлечения судьи к дисциплинарной ответственности и освобождения от должности, проблема усугубляется многократно. Мало того, что досрочное освобождение судьи от должности как мера дисциплинарной ответственности становится инструментом политического давления на неугодных судей, последствия применения такой меры как лишение права в последующем занимать государственные и муниципальные  должности, ставят судей в еще более уязвимое положение от внешних политических воздействий и усиливают их бессилие от вмешательства в осуществление правосудие со стороны должностных лиц Аппарата Президента и Жогорку Кенеша. Тем самым, замысел авторов конституционных поправок направлен на конституционную легализацию фактического бесправного положения судей, а доводы о необходимости усиления независимости судебной власти являются изворотливой уловкой, прикрывающей их истинные намерения.           

В-вторых, по своей правовой сущности, вносимые поправки должны рассматриваться как неправомерное лишение человека конституционных прав и недопустимая  с точки зрения международных стандартов и Конституции, дискриминация по признаку существовавшего ранее служебного положения. В Кыргызской Республике не должны приниматься законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина (часть 1 статьи 20 Конституции). Этот запрет в полной мере относится и к закону о внесении изменений в Конституцию. Действующая Конституция допускает лишь возможность ограничений прав и свобод, соразмерных общезначимым конституционных целям. При этом, согласно принципу соразмерности, такие ограничения могут сокращать объем правомочий, но не должны выхолащивать суть субъективного права.

Бесспорно, что к судьям, олицетворяющим правосудие, должны предъявляться исключительные требования безупречности. Эти требования имеют значение при осуществлении полномочий судьи. В отношении государственных и муниципальных должностей требования безупречности не имеют столь категоричного характера. К примеру, Президентом или депутатом Жогорку Кенеша могут быть лица, ранее совершившие преступления, при условии снятия или погашения судимости. Тем самым, рассматриваемые конституционные поправки являются неправомерным изъятием из принципа равенства всех перед законом, и допускают необоснованную, запрещенную Конституцией дискриминацию.

В-третьих, досрочное освобождение судьи от занимаемой должности применяется как крайняя мера дисциплинарного воздействия за грубое нарушение требований о безупречном поведении судей, то есть является мерой юридической ответственности, при реализации которой судья претерпевает последствия своего проступка в виде лишения всех привилегий, связанных со статусом судьи и судьи в отставке. Более того, вполне правомерно, что освобожденный от должности судья лишается права претендовать на судейскую должность впредь. В этом контексте, лишение права занимать также и государственные или муниципальные должности является еще одной, самостоятельной мерой юридической ответственности, применяемой к лицу, уже привлеченному к ответственности. Тем самым, анализируемые поправки противоречат принципу однократности применения наказания, за одно противоправное деяние может быть вынесено только одно наказание, никто не должен повторно нести юридическую ответственность за одно и то же правонарушение (часть 3 статьи 28 Конституции).

 

5.2. Относительно изменений части 6, 9  статьи 95 Конституции.

 

6. Перевод (ротация) судей местных судов осуществляется Президентом по представлению Совета судей в порядке и случаях, определяемых конституционным законом

 

9. Дисциплинарная комиссия при Совете судей формируется Президентом, Жогорку Кенешем и Советом судей по одной трети состава комиссии соответственно. Созыв первого заседания дисциплинарной комиссии при Совете судей возлагается на председателя Совета судей после формирования не менее двух трети ее состава. В случае если в течение 10 рабочих дней первое заседание дисциплинарной комиссии при Совете судей не будет проведено, организацию его проведения осуществляет Президент. Общее количество членов, требования к кандидатам в члены дисциплинарной комиссии при Совете судей и иные вопросы организации деятельности комиссии определяются законом.

 

Изменения, вносимые в часть 9 статьи 95 Конституции, устанавливают конституционно-правовой статус дисциплинарной комиссии при Совете судей. Правовой статус органов, в компетенцию которых входят вопросы привлечения судей к дисциплинарной ответственности, порядок их формирования, состав и порядок функционирования имеют особо важное значение в обеспечении независимости и самостоятельности каждого судьи в отдельности и судебной системы в целом. Независимость судей есть главное условие беспристрастности, объективности и справедливости правосудия, от которых в конечном итоге зависит степень защищенности прав и свобод человека.

Одним из основных факторов обеспечения независимости судей являются институциональные гарантии - судебная власть должна максимальным образом  отдалена от других, сугубо политических ветвей власти. Следовательно, конституционные нормы призваны обеспечить автономию судебной системы, придать ей качество ветви государственной власти. Именно в этих целях был учрежден Совет судей (часть 2 статьи 102 Конституции) избираемый съездом судей большинством голосов от числа судей, присутствующих на съезде. Дисциплинарная комиссия, функционировавшая при Совете судей, формировалась самим Советом.

В предлагаемой редакции дисциплинарная комиссия формально сохраняет свой подчиненный Совету судей статус, однако по способу формирования и функциональным возможностям это самостоятельный орган. При этом довольно сложно назвать его органом судейского самоуправления, так как лишь одна треть его формируется судейским самоуправлением (по одной трети Президентом и Жогорку Кенешем соответственно). Тем самым, в дисциплинарное производство судей, ранее считавшееся сугубо внутренним делом судейского сообщества, допускается вмешательство Президента и законодательного органа. В условиях существующих проблем с обеспечением независимости судей в Кыргызстане, допускаемая для определенных политических сил возможность не только отбирать и назначать "своих" судей, а также решать вопросы кадрового передвижения и дисциплинарной ответственности судей, в том числе отстранения от должности, будет способствовать усилению вмешательства в осуществление правосудия и окончательно поставит судебную систему «на колени». Учитывая тенденцию возрастания «теневого» влияния Президента и его аппарата на все ветви власти, вполне ожидаема полная узурпация Президентом судебной власти. Тем самым, предлагаемая поправка представляет собой серьезную угрозу не только независимости судей, и в конечном итоге, защищаемым ими правам и свободам человека, но и основополагающему принципу демократического государства – разделению и балансу ветвей власти.

Особенно эта угроза усугубляется в вопросе освобождения судей от должности, как меры дисциплинарного взыскания. Существующий конституционный порядок освобождения судей представляет последовательность логически взаимосвязанных стадий единой процедуры, на каждой из которых тот или иной орган в рамках своих конституционных полномочий обязан принять обоснованное, взвешенное решение. Такой порядок в определенной степени обеспечивает конституционный баланс в вопросах освобождения судей от должности и тем самым гарантирует ее независимость. Предлагаемые поправки способствуют доминированию Президента и Жогорку Кенеша в данном процессе и приведут к сосредоточению у них чрезмерных полномочий относительно решения кадровых вопросов в судах. Любая концентрация полномочий у какого-либо государственного органа объективно увеличивает опасность незаконного влияния на суды.

В таком же ключе должны рассматриваться дополнения части 6 статьи 95 Конституции, наделяющие Президента полномочиями осуществления ротации судей местных судов. Ротация судей может стать инструментом неправомерного давления на судей и своеобразной мерой наказания на непослушание. Увеличение полномочий Президента за счет сокращения полномочий органов судейского самоуправления с очевидностью свидетельствует о намерениях окончательно лишить судебную власть самостоятельности и независимости.

 

(продолжение следует)

 

О нас

Наша организация предоставляет юридическую консультацию, независимый мониторинг судебных процессов и проводит анализ правосудности судебных актов

Статистика

Всего материалов
Заданных вопросов
Полученных ответов
Отзывов на судей
3051
468
367
1356

Контакты

0 (312) 316447
koom.kg@gmail.com koomkg1@gmail.com
с 09-00 до 17-00
Адрес: ул. Табышалиева 3, 1 этаж, (пересечение ул. Боконбаева и Манаса)

Как нас найти?