Рубрика «Анализ изменений, внесенных в Конституцию Кыргызской Республики»

материал добавлен 2017-02-09 18:04:00
просмотров 455

 

Продолжение статьи.

3.4. Относительно части 5 статьи 36 изложенной в следующей редакции:

«5. Семья создается на основе добровольного союза мужчины и женщины, достигших установленного законом брачного возраста, и заключения между ними брака. Ни один брак не может быть заключен без обоюдного согласия лиц, вступающих в брак. Брак регистрируется государством.

Супруги имеют равные права и обязанности в браке и семье».

В справке-обоснование в пользу вносимых изменений приводятся доводы о необходимости дать традиционное понятие семьи. Между тем, действующая редакция части 5 статьи 36 Конституции не может рассматриваться как неполноценная без конституционной дефиниции, определяющей значение слова «семья». Более того, авторы конституционных поправок значительно сузили рассматриваемую дефиницию по сравнению с Семейным кодексом КР, в соответствии с которой семья - круг лиц, связанных имущественными и личными неимущественными правами и обязанностями, вытекающими из брака, родства, усыновления или иной формы принятия детей на воспитание и призванными способствовать укреплению и развитию семейных отношений (статья 2 Семейного кодекса КР). Отсюда следует, что семья может создаваться не только на основании брака, но и на основании родства или усыновления и заключение брака не является непременным условием создания семьи. Семья – как круг лиц, является коллективным субъектом правовых отношений.

Конституция является главным законом государства. Она содержит положения, являющиеся юридической базой для развития всех отраслей права. Конституция регулирует наиболее важные общественные отношения, закрепляет права, свободы и обязанности человека и гражданина, которые конкретизируются в законах и иных правовых актах. Сужение устойчивых и ранее законодательно закрепленных дефиниций, не противоречащих конституционным положениям, вносит рассогласованность в правовом регулировании и может негативно отразиться на правовом статусе субъектов права.

Неофициально озвучиваемые аргументы о том, что действующая редакция изменяемой статьи, позволяет заключать брак между лицами одного пола, не имеют под собой разумных правовых оснований. Для внесения изменений в Конституцию должны существовать реальные предпосылки, то есть конституционные нововведения могут быть оправданы только в том случае, если изменения общественных отношений, составляющих предмет их регулирования, носят действительно существенный характер. С этой точки зрения, пугающая авторов законопроекта возможность заключения однополых браков является гипотетической, не актуальной и не представляет реальную угрозу нравственности населения, следовательно, действующая редакция нормы не требует незамедлительной корректировки. Более того, законодатель конкретизируя положения части 5 статьи 36 Конституции в Семейном кодексе КР установил, брак - равноправный союз между мужчиной и женщиной, заключенный при свободном и полном согласии сторон в установленном законом порядке, с целью создания семьи, порождающий имущественные и личные неимущественные отношения между супругами (статья 2).

Следовательно, действующая редакция статьи 36 Конституции отнюдь не означает, что Конституция допускает заключение однополых браков. Кроме того, уяснение содержания конституционного положения целесообразно осуществлять не путем изменений нормы, а ограничиться толкованиями в рамках действующего конституционного регулирования. Корректировки конституционного текста не должны ставиться в зависимость от уровня правопонимания тех или иных субъектов, в противном случае Конституция потребует непрерывных изменений.

Таким образом,  действующая редакция части 5 статьи 36 Конституции не создает каких-либо проблем в правовом регулировании семейно-брачных отношений и не требует внесения неотложных изменений. Напротив, поспешность, непродуманность и некорректность вносимых изменений может иметь негативное влияние как на конкретную сферу правового регулирования, так на правовую систему в целом. Отсутствие должной правовой аргументации у авторов законопроекта в данном вопросе, но при этом настойчивое апеллирование к чувствам нетерпимости в отношении нетрадиционных форм сексуальной ориентации, расценивается как прикрытие истинных, политически порочных намерений авторов законопроекта.

 

3.5. Относительно исключения второго предложения части 2 статьи 41 Конституции, устанавливающих что, в случае признания международными органами по правам человека  нарушения прав и свобод человека Кыргызская Республика принимает меры по их восстановлению и/или возмещению вреда.

Положения части 2 статьи 41 Конституции 2010 года были изложены в новой, более удачной редакции по сравнению с аналогичными положениями части 15 статьи 15 Конституции 2007 года (каждый имеет право обращаться в международные суды). Более развернутые, детализированные положения части 2 статьи 41, признающее право каждого обращаться в международные органы по правам человека за защитой нарушенных прав и свобод и обязывающие государство, в случае признания указанными органами нарушения прав и свобод принимать меры по восстановлению или возмещению вреда, продемонстрировали на самом высоком правовом и политическом уровне готовность Кыргызской Республики к соблюдению и реализации международно-правовых обязательств по обеспечению и эффективной защите прав и свобод человека. Конституционная новелла 2010 года имела исключительно важное значение, так как подтверждало право каждого не только обращаться в международные правозащитные органы, но и являлась конституционной основой создания внутригосударственного механизма, обеспечивающего исполнение их решений. Тем самым, нормы части 2 статьи 41 были направлены на достижение гарантированного и максимально эффективного результата в вопросе защиты прав и свобод человека.

Право гражданина на обращение с жалобой в международные органы и корреспондирующая ему обязанность государства принять меры для исполнения их решений - это и договорные обязательства Кыргызской Республики и конституционная норма. Право обращения гражданина за защитой своих прав в международный орган является действенным способом прекращения и пресечения возможных нарушений прав человека государством  в будущем, а обязанность государства по исполнению решений международных органов гарантирует реальность восстановления нарушенных прав либо справедливого возмещения за причиненный ущерб. Так, за годы независимости, Комитет по правам человека ООН принял 17 решений в отношении Кыргызской Республики, которыми было признано нарушение положений Международного пакта о гражданских и политических правах, связанных с правом на жизнь, пытками, правом на свободу и личную неприкосновенность, правом на справедливое судебное разбирательство (8 из них после принятия Конституции 2010 года). Однако, несмотря на прямое конституционное предписание, решения КПЧ ООН были проигнорированы государственными органами из-за нежелания или неспособности их исполнить. С этой точки зрения, исключение второго предложения части 2 статьи 41 Конституции с очевидностью свидетельствует о намерении государственной власти блокировать и самоустраниться от исполнения решений и рекомендаций международных правозащитных органов, подтверждает отсутствие политической воли к их исполнению и безответственность государства по принятым на себя обязательствам.

Доводы разработчиков законопроекта о том, что второе предложение части 2 статьи 41 Конституции противоречит принципу государственного суверенитета и ущемляют независимость Кыргызской Республики безосновательны и абсурдны. Заключая, ратифицируя или присоединяясь к международным договорам, государство не теряет, а реализуют свои суверенные права как полноправный субъект международно-правовых отношений и добровольно претворяет в жизнь взятые на себя обязательства. Роль международных контрольных органов состоит не в принуждении, а лишь в контроле за претворением в жизнь положений международных соглашений. 

Провозглашенные в Конституции КР и признаваемые высшей ценностью права и свободы человека и гражданина можно считать фактически гарантированными только тогда, когда в национальном праве будут закреплены как внутригосударственные, так и международные гарантии их реализации и возможности использования различных предусмотренных законами и международными договорами путей восстановления и защиты нарушенных прав. Более того, любые изменения вносимые в Конституцию должны быть направлены на ее развитие, на совершенствование конституционного строя, на обеспечение более высоких стандартов в защите прав и свобод человека. В связи с этим, исключение гарантирующих норм из текста действующей Конституции необходимо рассматривать не только как игнорирование государством своих международных обязательств, но и как лишение граждан субъективного права на восстановление нарушенных прав и возмещение вреда. Такой подход противоречит принципам демократического правового государства и нарушает фундаментальные права и свободы человека и гражданина. Более того, пункт 7 части 5 статьи 20 Конституции закрепляет, что не подлежат никакому ограничению установленные Конституцией право на возмещение государством вреда, причиненного действиями государственных органов и их должностных лиц.

 

3.6. Относительно изменений части 2 статьи 50 Конституции: предложение первое части 2 статьи 50 после слов «свое гражданство» дополнить словами «иначе, как в случаях и порядке, установленных конституционным законом».

Статья 50 Конституции КР устанавливает принципы и важнейшие правила, регулирующие вопросы гражданства. Положения статьи 50 Конституции находятся в полном соответствии с общепризнанными международными стандартами  в сфере гражданства. Более того, в Конституции КР более категорично, чем в международных актах, сформулирована позиция по вопросу лишения гражданства. Согласно Всеобщей декларации прав человека «никто не может быть произвольно лишен своего гражданства» (пункт 2 статьи 15), то есть Декларация допускает лишение гражданства, но в рамках законного решения. Конституция КР исключает слово «произвольно» и фиксирует правило, согласно которому гражданин Кыргызской Республики не может быть лишен своего гражданства ни при каких условиях. Предпосылками подобного запрета, установленного в Конституциях большинства постсоветских государств, явилась существовавшая в СССР практика лишения гражданства лиц, не угодных тоталитарному режиму. В соответствии с Законом о гражданстве СССР 1978 года основанием для лишения гражданства могли быть действия, «порочащие высокое звание гражданина СССР и наносящие ущерб престижу или государственной безопасности СССР».

В этом контексте вносимая поправка вызывает серьезную озабоченность. Отсутствие в Конституции исчерпывающего перечня оснований, тем самым предоставление законодателю возможности безграничного усмотрения в данном вопросе является серьезной угрозой для конституционных прав и свобод граждан, полноценная реализация которых опосредована статусом гражданина. Более того, неоправданно широкая дискреция законодательного органа в вопросах лишения гражданства  может быть использована в политических целях как инструмент преследования инакомыслящих.

Авторы вносимых изменений не приводят соответствующего правового обоснования о необходимости внесения изменений в конституционные положения о гражданстве. Озвученные доводы о том, что изменения оправданы целями борьбы с терроризмом и экстремизмом не имеют разумных оснований. Во-первых, лишение гражданства как мера наказания не решит проблемы преступности, во-вторых, лицо, виновное в преступлении, должно понести установленное законом наказание именно как гражданин, правовой статус которого состоит не только из прав, но и обязанностей.

Кроме того, в целях решения задач противодействия  терроризму и экстремизму Законом Кыргызской Республики от 2 августа 2016 года № 162 внесены изменения в пункт 1 статьи 26 Закона Кыргызской Республики "О гражданстве Кыргызской Республики" следующей редакции:

"1) вследствие поступления лица на военную или разведывательную службу иностранного государства; прохождения за пределами Кыргызской Республики подготовки, направленной на приобретение умений и навыков совершения террористического или экстремистского преступления; участия в вооруженных конфликтах или военных действиях на территории иностранного государства, за исключением случаев исполнения официальных обязанностей по поддержанию международного мира и безопасности". Следовательно, заявленные инициаторами цели изменения Конституции уже достигнуты путем законодательного регулирования, и не требуют необходимости пересмотра конституционных норм.

Инициаторам законопроекта следует напомнить, что гражданство – главный и основополагающий элемент правового статуса личности. Именно по этой причине нормы о гражданстве включены во второй раздел Конституции и любые изменения, касающиеся его конституционных основ должны выноситься на референдум только через народную инициативу, после широкого обсуждения и достижения общественного консенсуса. Общепризнанными международными стандартами и народной волей, утвердившей Конституцию 2010 года, допускается лишь ограничение прав и свобод, оправдываемое общезначимыми целями. Инициирование государственными органами конституционных норм, умаляющих и лишающих человека его прав и свобод нивелирует высшую конституционную ценность – человека, его права и свободы. 

 (продолжение следует)

 

 

 

О нас

Наша организация предоставляет юридическую консультацию, независимый мониторинг судебных процессов и проводит анализ правосудности судебных актов

Статистика

Всего материалов
Заданных вопросов
Полученных ответов
Отзывов на судей
3051
468
367
1356

Контакты

0 (312) 316447
koom.kg@gmail.com koomkg1@gmail.com
с 09-00 до 17-00
Адрес: ул. Табышалиева 3, 1 этаж, (пересечение ул. Боконбаева и Манаса)

Как нас найти?