Сможет ли Верховный суд КР улучшить практику расследования и рассмотрения уголовных дел в судах – покажет данное судебное разбирательство

материал добавлен 2017-01-21 13:05:00
просмотров 275

 

В общественную приемную Гражданского совета по контролю за судебной реформой обратился отец осужденного на 18 лет за убийство - Тимонова Александра. Вот уже на протяжении 7 лет отец продолжает бороться за сына, в течении 2 лет сменив 8 адвокатов и уже не веря им, самостоятельно начал разбираться в сути дела, обойдя судебные инстанции по несколько раз и вот во вторник 24 января Верховный суд должен рассмотреть в надзорном порядке его жалобу. Сможет ли надзорная инстанция увидеть недочеты и противоречия в данном уголовном деле покажет время. А сейчас немного предыстории:

Суть дела: 18 ноября 2010 года Тимонов Александр был задержан сотрудниками Московского РОВД с подозрениями в совершении преступления по ст.97 УК КР – убийство гражданина Б.Р.

Почему подозрение пало на Тимонова?  Потому что убитый ранее встречался с гражданкой Б.В, которая на тот момент уже дружила с Тимоновым. Следователи подвели данное убийство как преступление, совершенное на почве ревности.

Доводы, приводимые отцом в пользу невиновности сына:

1.    По УД Тимонов подрался с убитым и нанес несовместимые с жизнью удары в область головы, в то время как заключение судебно-медицинской экспертизы от 7 декабря 2010 года гласит, что причина смерти не установлена и телесные повреждения на трупе выявлены в виде зубов хищных зверей. При гистологической экспертизе в крови обнаружен этиловый спирт и планктон (что означает что при жизни в легкие попала вода). Никаких повреждений головы и телесных повреждений на трупе не было обнаружено;

2.    В качестве вещественного доказательства признан сотовый телефон убитого под номером 0556032670, в то время как Тимонову предъявили обвинения о том, что он завладел телефоном убитого под номером 0556816483. Что интересно, в материалах дела отсутствуют распечатка телефона, признанного вещественным доказательством, а все материалы дела проведены по второму мобильному телефону, который не был признан вещественным доказательством;

3.     По материалам дела убитый якобы изнасиловал девушку Тимонова, в то время как жена убитого свидетельствует, что эта девушка ранее дружила с ее мужем. А когда она вышла замуж за убитого, эта девушка постоянно звонила ее мужу и не давала им спокойно жить. Откуда появилась версия изнасилования – не понятна, наверно для приукрашивания фактов, чтоб убийство выглядело правдоподобно;

4.    Распечатки мобильных телефонов подтверждают тот факт, что Тимонов был в поселке убитого 5 октября 2010 года, жена потерпевшего в момент подачи заявления о пропаже мужа в объяснительной указала, что 5 октября болен отец мужа, и они никуда не уходили и были дома, 6 октября они собрали груши и повезли в Беловодское на базар сдать их. А по материалам дела сделали что убитый пропал 5 октября (наверно подогнали под тот день, когда Тимонов был в поселке). А потерпевшая забыла, что в первоначальном своем заявлении писала о том, что 5 октября болел отец и все были дома. Но на этот «незначительный» факт никто не обращает внимания;

5.    В качестве вещественного доказательства была признана тряпка (серого цвета), которой якобы Б.В. вытерла кровь с куртки Тимонова после того как он подрался с убитым. На самом же деле в процессе судебного разбирательства понятые начали давать абсолютно противоположные показания (и по цвету и по факту обнаружения этой тряпки), тем которые они давали в ходе следствия, тем самым свидетельствуя о том, что все вещественные доказательства были подогнаны под общую картину убийства;

6.    Что интересно, на протяжении всего следствия ни раз не было произведено воспроизведения событий на месте преступления с участием осужденного Тимонова, тогда как с участием свидетелей оно проводилось дважды;

7.    В материалах дела присутствует видеозапись воспроизведения с участием свидетеля Б.В. и на 16 минуте 29 секунде видеозаписи было зафиксировано, как следователь Аманова учит Б.В. что нужно сказать дальше, потом съемка прерывается и свидетель начинает давать показания. Однако эту запись в ходе судебных разбирательств обоих инстанций никто не исследовал, хотя в протоколе  первой инстанции участвующий прокурор Б. ходатайствовал о просмотре этой записи, но фактически она не просматривалась, ни разу;

8.    По показаниям жены убитого до пропажи мужа она несколько раз созванивалась с мужем, но в детализации распечатки звонков с ее телефона эти звонки отсутствуют. А телефон мужа вообще не исследовался и распечатки звонков с его телефона вообще отсутствуют в деле;

9.    Чтобы как то подогнать факты и время, следователь задает свидетелю наводящий вопрос: «Вы ездили 4 октября в село….» и получает ответ ДА с указанием времени в 22.00 (не будем говорить под каким давлением они получили это ДА), в то время как  детализация звонков с мобильного телефона осужденного указывает на то, что Тимонов в это время был в Кара Балта, а свидетель Б.В. в этом же поселке. И они дважды созванивались. По показаниям свидетеля они якобы выехали с Новопавловки в 22.00 и поехали в то село. Расстояние между Новопавловкой и Кара Балтой составляет солидное расстояние и телефонные распечатки что они находились в абсолютно разных местах имеются, но на эти очевидные факты уже никто не обращает внимания;

10. И куртка осужденного, на которой якобы была кровь, которую вытерли тряпкой (впоследствии следов крови на куртке не обнаружили) и в ходе обыска был изъят из автомашины Волга резиновый коврик, с предположительно кровью убитого  (кровь не была обнаружена), но эти вещи, изъятые как вещественные доказательства – исчезли. Следователь заявляет, что они сданы  в камеру хранения РОВД, а камера хранения свидетельствует о том, что такие вещи вообще не поступали в камеру хранения. Отец осужденного долго доказывал этот факт и в отношении следователя возбуждали УД, но по срокам истечения давности дело было прекращено;

11. Самое интересное то, что по факту пыток, было отказано в возбуждении уголовного дела, однако потерпевшая сторона обжаловала этот отказ до Верховного суда и надзорная инстанция усмотрела доказательства потерпевшей стороны (осужденного Тимонова) существенными и направила дело на новое рассмотрение в Московский районный суд, но до сих пор указанный факт по существу не рассмотрен.

Ход судебного разбирательства:

29.03.2011 года Московский районный суд под председательством судьи Мааткеримова Н. Б. вынес обвинительный приговор, и Тимонов был осужден на 18 лет лишения свободы. Приговор здесь.

26.05.2011 года Чуйский областной суд в составе: председательствующего Сулайманова К. Дж., судей: Орокбаева К., и Туйбаева К. А. оставили в силе решение 1 судебной инстанции Приговор здесь.

Начиная с 2011 года отец пытался в прокуратуре и в судах доказать никчемность обвинения предъявленного Тимонову, но повсюду получает отказ и в ноябре 2016 года от генеральной прокуратуры получил отказ со словами, что впредь все жалобы Тимонова будут оставлены без рассмотрения и отцу ничего не остается как обратиться в надзорную инстанцию.

Во вторник  24 января 2017 года в Верховном суде будет рассмотрена эта надзорная жалоба.

P.S.  Сможет ли состав коллегии Верховного суда проявить беспристрастность и увидеть в деле нарушения судами норм материального и процессуального права и оправдать ранее осужденного Тимонова, так как в деле много «доказательств вины по версии следствия», которые вызывают сомнения, а любые сомнения должны трактоваться в пользу осужденного.

 

О нас

Наша организация предоставляет юридическую консультацию, независимый мониторинг судебных процессов и проводит анализ правосудности судебных актов

Статистика

Всего материалов
Заданных вопросов
Полученных ответов
Отзывов на судей
3044
468
367
1353

Контакты

0 (312) 316447
koom.kg@gmail.com koomkg1@gmail.com
с 09-00 до 17-00
Адрес: ул. Табышалиева 3, 1 этаж, (пересечение ул. Боконбаева и Манаса)

Как нас найти?